201

ЧАГА — девушка-невольница. В С. Ч. упоминается в обращении к Всеволоду Юрьевичу Большое Гнездо: «Аже бы ты былъ, то была бы чага по ногатѣ, а кощей по резанѣ» (С. 28), т. е. пленники были бы после победоносного похода князя чрезвычайно дешевы.

Первые издатели приняли слово Ч. за имя или прозвище: «Чага уповательно то же, что и Кончак князь половецкий... уменьшительным, либо презрительным именем названный». Свое толкование предложил Н. М. Карамзин: приведя летописный текст (ср. Ипат. лет. под 1170. С. 540: «И толико взяша полона множьство, якоже всим руским воем наполнитися до изобилья и колодникы, и чагами, и детми их, и челядью, и скоты, и конми»), он цитирует С. со своим переводом: «пленницы, жены варваров, продавались бы по ногате, а отроки их... по резани», заметив, что издатели С. «не разумели слова чага, ни кощея, приняв их за собственные имена» (История государства Российского. Т. 2. Примеч. 420). Ссылку на летопись приводит и Н. Ф. Грамматин, предлагая, однако, такое объяснение: «Оба слова: чага и кощей — коренные русские, но мало употребительные: очаг (о предлог), корчага (кор или корец по-малороссийски ковш), вероятно, происходят от чага, хозяйка» (Слово. С. 173—174). Подлинно науч. объяснение дал И. Н. Березин в рец. на перевод Н. В. Гербеля: «Чага по-тюркски значит: дикое дитя. Может и лучше объяснять таким образом, потому что чаге противопоставляется в песне кощей» (С. 71). П. М. Мелиоранский также подтверждает это значение: «В диалекте, из которого русские заимствовали это слово (половецком?), значение его было... „дитя женского пола, девочка, девушка“» (Турецкие элементы... С. 295—296).

Н. А. Баскаков подводит итог разысканиям ориенталистов: «Итак, нет сомнений в том, что чага в „Слове“ представляет собой тюркское заимствование в значении „девушка-невольница, рабыня“, — хотя в тюркских языках — древних и современных... оно сохранилось только в значении „ребенок, цыпленок, детеныш“... Древнерусским же языком

202

и в „Слове“, и в летописях слово чага было усвоено только в значении „невольница, пленница“. ... Возможно, что в „Слове“ чага имеет и значение „пленники, не достигшие зрелого возраста“ в противопоставлении к понятию кощей „взрослый пленник, раб, работник“» (Тюркская лексика. С. 157).

Лит.: Березин И. [рец. на кн.: Игорь, князь Северский: Поэма / Пер. Николая Гербеля...] // Москв. 1854. Т. 6, кн. 2. Отд. 4. С. 71; Мелиоранский П. Турецкие элементы в языке «Слова о полку Игореве» // ИОРЯС. 1902. Т. 7, кн. 2. С. 295—296; Попов А. И. Кыпчаки и Русь // Учен. зап. ЛГУ. Л., 1949. Сер. ист. наук. Вып. 14. С. 116; Менгес. Восточные элементы. С. 170; Баскаков. Тюркская лексика. С. 157.

О. В. Творогов