176

ХАРАЛУГ. Слово Х. и производное от него прил. «харалужный» встречаются в С. шесть раз: «...гремлеши о шеломы мечи харалужными» (С. 13); «трещатъ копіа харалужныа» (С. 21); «...притрепеталъ своими... харалужными мечи» (С. 21); «Ваю храбрая сердца въ жестоцемъ харалузѣ скована, а въ буести закалена» (С. 26); «...главы своя поклониша подъ тыи мечи харалужныи» (С. 32); «...молотятъ чепи харалужными» (С. 36). Сочетание прил. со словом «меч» натолкнуло на понимание его как синонимичного термину «булатный», что отразилось во мн. переводах С. Если даже исключить подражательное и, возможно, объяснимое непониманием значения слова сочетание «берези харалужные» в «Задонщине», в самом С. мы видим употребление «трещатъ копіа харалужныа», где речь идет, разумеется, о древке копья, а называние всего копья стальным, булатным едва ли правомерно.

Тем не менее наиболее устойчивой гипотезой остается понимание термина Х. как обозначения стали, особым образом изготовленной. П. Г. Бутков считал прил. «харалужный» ногайским, со значением «сделанный из черного железа, стали, булата», указывал на тюркизм курудж, хурудж — «сталь». Ф. И. Эрдман, напротив, отрицал возможность тюрк. и араб. происхождения, находя здесь отражение евр. глагола, означавшего «разрезать, разрубать», и видел в С. вторичное значение: харалужный — «истребительный».

Начиная с П. М. Мелиоранского, предпринимались интенсивные попытки подтвердить толкование слова Х. тюрк. этимологией. Предлагались реконструкции исходной формы со значением «черный, вороненый металл» (Мелиоранский, Ф. Е. Корш), корень возводили к названию племени карлуков, обитавших в горах Тянь-Шаня и Памира (А. Зайончковский, развивавший гипотезу А. Зеки Велиди Тогана). Г. Джафаров связал Х. с азерб. словом, которое, по его гипотезе, могло звучать как овхайларуг и значить «наточенный, точеный, пламенный, выкованный, закаленный». Н. А. Баскаков, подводя итоги этим разысканиям, считает возможным возводить слово Х. к глагольным

177

основам со значениями «быть уничтоженным, разгромленным», «граненный, отточенный», «подвергшийся закалке» и, наконец, «сильный, мощный» (о тяжелом оружии). Однако все эти гипотетич. реконструкции возможны лишь потенциально, так как не зафиксированы в каких-либо текстах.

Поэтому возникли гипотезы о происхождении слова Х. вне тюрк. языковой среды. С. А. Гедеонов, напомнив, что в ПВЛ термин «корлязи» является калькой с carolingi, продолжает: «Харалуг стало быть западное стальное оружие; слова харалуг, харалужный употребляются в смысле франского (так. — О. Т.) оружия, франской стали, как на Западе слово sclavine в смысле одежды славянского покроя... Вендские славяне мало ковали сами; они получали свои мечи и оружие от франков — корлягов» (Варяги и Русь. С. 330). Это объяснение может быть рассмотрено лишь в связи с реальной историей древнерус. оружия (см. Меч). Вслед за Гедеоновым эту гипотезу поддержал М. Шефтель, находя лексич. аналогию в древневерхненем. car(a)l-ung/ing — каролинги. К этой же мысли склоняется и К. Г. Менгес. З. Штибер соотносил термин Х. с польск. глаголом charłeżec — «воровать, брать добычу». В. Ф. Ржига возводил слово Х. к араб. корню со значением «гибель», отсюда прил. «харалужный» значит «гибельный», а сущ. Х. — «гибель». Н. А. Мещерский и А. А. Бурыкин указывали на санскритское слово — композит kharalanghyana; в этом случае прил. «харалужный» могло бы иметь значение «поражающий остротой, сверкающий остротой». Предлагалось видеть в слове Х. композит из слав. корней (В. В. Нимчук) или из тюрк. и слав. компонентов. Так, Д. Н. Дубенский высказал мнение, что перед нами сочетание слов «кара» (черный) и «лужный», которое он произвел от слов лутовяный, лудити, луда. Харалужный, согласно Дубенскому, значит «покрытый чернью, вороненый, закаленный, стальной» (Слово. С. 65). Той же версии придерживается и Д. Д. Кулинич, видя во втором компоненте слав. корень «луд» — «покрытие». По мнению Нимчука, в слове Х. объединены слав. основы хар- и луг-, и слово может обозначать чистую, высококачеств. железную руду или сталь. Предпринимались попытки соотнести Х. с названием с. Харалуг Ровен. обл., поблизости от которого в древности находилось месторождение железной руды (см.: Свитящук В. Где ковались мечи харалужные? // Вечерний Донецк. 1992. № 130—134, 136—139, 146).

Сложность толкований состоит не только в отсутствии зафиксир. в источниках языковых аналогов, но и в том, что наряду с прил. в С. встречается сущ. Х. в выражении «въ жестоцемъ харалузѣ скована»; в этом контексте становятся неприемлемыми мн. толкования, предлож. для прил. «харалужный». Остается допускать в этом случае, что сущ. Х. утратило свое первонач. значение. Загадочно происхождение сходного с приводимой выше фразой из С. образного выражения, обнаруж. Л. С. Шептаевым в сб., изданном П. Шейном (Великорус в своих песнях, обрядах... СПб., 1900. Т. 1, вып. 2. № 554): «сердце каменно, в буести заковано, в булате сварено», где слово «булат» выступает в не свойственном ему значении (см.: Шептаев Л. С. Заметки к древнерусским литературным памятникам // ТОДРЛ. 1957. Т. 13. С. 427).

Лит.: Бутков П. Нечто к Слову о полку Игоря // ВЕ. 1821. Ч. 121, № 21. С. 38; Эрдман Ф. И. Следы азиатизма в «Слове о полку Игореве» // ЖМНП. 1842.

178

Окт. Отд. 2. С. 25—28; Березин И. [рец. на кн.: Игорь, князь Северский. Поэма / Пер. Николая Гербеля. СПб., 1854] // Москв. 1854. Т. 6, № 21. Кн. 2. Отд. 4. С. 69; Гедеонов С. А. Варяги и Русь. СПб., 1876. Ч. 1. С. 330; Мелиоранский П. М. Турецкие элементы в языке «Слова о полку Игореве» // ИОРЯС. 1902. Т. 7, кн. 2. С. 294—295; Корш Ф. Е. Турецкие элементы в языке «Слова о полку Игореве» (Заметки к исследованию П. М. Мелиоранского) // Там же. 1903. Т. 8, кн. 2. С. 47—54; Ржига В. Ф. Восток в «Слове о полку Игореве» // Слово. Сб. — 1947. С. 179—183; La Geste. P. 112; Zajączkowski A. Związki językowe połowiecko-słowiańskie. Wrocław, 1949. S. 52—54; Слово — 1961. С. 327—328; Stiber Z. Vieux-russe харалужный, cachoube charłężny // Lingua videt. Commentationes slavicae in honorem V. Kiparsky. Helsinki, 1965. P. 130—131; Джафаров Г. Заметки по этимологии слова харалуг // Изв. ОЛЯ АН Азерб. ССР. 1966. № 1. С. 84—92; Менгес. Восточные элементы. С. 156—159; Виноградова. Словарь. Л., 1984. Вып. 6. С. 114—118; Мещерский Н. А., Бурыкин А. А. Заметки к восточной лексике «Слова о полку Игореве» // Вест. ЛГУ. Л., 1984. История, яз., лит-ра. № 14. Вып. 3. С. 67—73; Баскаков. Тюркская лексика. С. 163—167; Нимчук В. В. Харалугъ, харалужный в «Слове о полку Игореве» // Исследования по древней и новой литературе. Л., 1987. С. 168—172; Кулинич Д. Д. Тайна русских мастеров XII в. (О слове харалугъ) // ТОДРЛ. 1990. Т. 44. С. 493—495.

О. В. Творогов