16

ГАСПАРОВ Борис Михайлович (род. 1940, Ростов н/Д) — лингвист, семиотик, литературовед, музыковед. Д-р филол. наук, проф. Автор более ста работ по общему и рус. языкознанию, рус. лит-ре, музыковедению. Преподавал в Тартуск., Хельсинкск., Колумб., Станфордск. ун-тах. С 1983 проф. Калифорн. ун-та (Беркли, США).

Книга Г. «Поэтика „Слова о полку Игореве“» (1984) посвящена имманентному анализу структуры текста С. Семиотич. метод, который применяет Г. при исследовании С., предполагает взгляд на худ. произведение как на знаковую структуру высокой степени сложности. Элементы этой структуры изучаются не изолированно, а в тех многообразных соотношениях, которые определяют как значимость каждого элемента и характер его воздействия на др. элементы, так и смысл текста в целом. Осознавая преимущества и недостатки подобного подхода, Г. тем не менее считает, что в применении к С. он приобретает особое значение ввиду той специфич. ситуации, в которой существует данный текст, когда имеются лишь косвенные, и притом противоречивые, сведения о его истории. Г. исходит из того, что только сам текст С. (его изд. 1800 и варианты, известные по Екатерининской копии) является единственной данностью, доступной непосредств. наблюдению. Руководствуясь широким спектром работ по мифологии и используя достижения исслед. лит-ры по С., Г., описывая и группируя основные элементы текста, сводит их в единую и целостную картину, которая демонстрирует залож. в тексте мифопоэтич. (языч. и христ.) мотивы, а также прослеживает их повторные использования и структурные

17

связи. В результате такого мотивного анализа выявляется мифол. основа сюжета, в которой доминирующими, пронизывающими весь текст памятника оказываются мотивы, связанные с земледельч. циклом, свадебным пиром, солнечной символикой, оборотничеством и многочисл. их трансформации. Мифол. подтекст оказывается тем фоном, на который проецируется содержание произведения и который придает ему второй, мифол., смысл. В результате этого реальный ист. сюжет — поход князя Игоря и последующие события — интерпретируется в мифопоэтич. плане как гибель / воскресение героя. Этот мифол. цикл, как показывает Г., репродуцируется на мн. уровнях. Так, особая группа мотивов, обнаруж. в ходе описания пространственно-временно́й структуры памятника (мотив пересечения границы, мотивы, связанные с идеей пространственно-временно́го следования и др.), «работает» на этот сюжет. Анализируя композицию С., Г. показывает ее типологич. сходство с принципами муз. композиции, что объясняется многоуровневым символизмом и использованием эзотерич. построений, одинаково свойственных и музыке, и мифу. Сведение образной системы С. к комплексу доминирующих мотивов позволяет в некоторых случаях выбрать более органичную для мотивной структуры интерпретацию того или иного «темного места» памятника. Сверхнасыщ. образность С. в результате анализа Г. оказывается следствием предельной мифологизации, при которой ни один элемент текста не остается равнозначным своему внепоэтич. смыслу. Сознательно уклоняясь от принципиально неразрешимого, по его мнению, вопроса датировки С., Г., однако, в заключении называет ряд признаков текста (сложный и изощренный характер поэтики; худ. целостность, исключающая компилятивный и вторичный характер; спонтанное использование мифол. моделей; фонетич., лексич. и синтаксич. следы устного произнесения), которые делают маловероятным его создание за пределами описанной в нем эпохи.

Соч.: Поэтика «Слова о полку Игореве». Wien, 1984. (Wiener Slawistischer Almanach. Sonderband 12) [Рец.: Lenhoff G. // Russian Review. 1986. Vol. 45. N 1. P. 47—49; Смирнов И. П. // Russian Linguistics. 1986. Vol. 10. N 1. S. 133—136].

Е. В. Душечкина