58

АНИЧКОВ Евгений Васильевич (2(14).I.1866, Боровичи Новгород. губ. — 22.X.1937, Белград) — литературовед. Ок. Петерб. ун-т (1892). Приват-доцент по истории зап. лит-р, лектор англ. яз. Киевск. ун-та (с 1895), преподавал также на Высших жен. курсах в Петербурге; проф. Петерб. психо-неврологич. ин-та (с 1908); сотрудник отд-ния всеобщей истории лит-ры «Энциклопедического словаря» Брокгауза и Ефрона; в Оксфордск. ун-те читал лекции по слав. фольклору и сравнит. мифологии. Основные труды А. посвящены слав. фольклору и отражению в нем, а также в лит. произведениях мифол. элементов. В «Истории русской литературы» (М., 1908) им написана глава «Народная поэзия и древние верования славян» (С. 48—80), где упоминаются и божества, названные в С. Более подробные вопросы, касающиеся языч. богов, названных в С., рассматриваются А. в кн. «Язычество и Древняя Русь». В главе «Боги в „Слове о полку Игореве“ и новый взгляд древних книжников на язычество» (С. 329—342) А. стремится доказать, что в С. нашла отражение эвгемерич. точка зрения, согласно которой языч. боги — это люди, позднее обожествленные потомками, родоначальники. По мнению А., кумиры, поставленные в 980 Владимиром в Киеве, — это обожествленные родоначальники подчиненных Владимиру славяно-рус. племен.

Однако попытки А. истолковать фрагменты С., содержащие имена языч. богов, исходя из этой гипотезы, нельзя признать убедительными. Так, Велеса (Волоса) автор С., по мнению А., считает человеком, предком Бояна, а может быть, и вообще баянов. Однако языч. бог выступает здесь уже не как родоначальник, а как глава «гильдии» певцов. А. говорит о «торговом культе Волоса, как бога богатства, считавшегося по количеству скота», задаваясь вопросом, какая связь между ним и родоначальником Бояна или баянов. Он предполагает, что «бог торговли оказывался и богом вообще культуры», в частности и песнетворчества

По утверждению А., Даждь-Бог в сознании автора С. — тоже человек-родоначальник. Что же касается упоминаемых в С. внуков Даждь-Бога, то А. предполагает, что в одном случае — это Игорь Святославич («въ силахъ Дажь-Божа внука»), а в другом — Чернигов или Черниговская Русь, так как племя, жившее здесь, поклонялось

59

Даждь-Богу. Следовательно, Даждь-Бог — родоначальник Игоря и варяжского княж. рода в целом, и в то же время он родоначальник и племени северян, которое считают иранским по происхождению.

Стрибога А. категорически отказывается считать богом ветров, полагая, что в С. употреблено nomen gentis, а выражение «Стрибожи внуци» — это обращение к кому-то, кто происходит от Стрибога.

А. представляется, что толкование Хорса как бога солнца противоречит С., поскольку Всеслав не мог ночью пересекать путь солнцу; Хорс в С. — тоже nomen gentis, а отсюда nomen loci. Он родоначальник племени торков, проживавшего на той обширной местности, которую пересекал Всеслав.

Более убедительными являются рассуждения А., посвящ. поэтике С. Он показывает различие между характером творчества Бояна — лирика по преимуществу, дружинного певца, задачей которого было петь либо славу, либо осуждать, и автора С. — поэта-публициста, стремящегося к объективной оценке событий и создавшего своего рода полит. наставление. По мнению А., он — дружинник, по своим воззрениям близкий к автору ПВЛ.

Соч.: Язычество и Древняя Русь. М., 1914. (Зап. ист.-филол. ф-та С.-Петерб. ун-та. Ч. 117).

Лит.: Головенченко — 1955 (по указателю); Головенченко — 1963. С. 39; Лихачев Д. С. «Слово о полку Игореве» и особенности русской средневековой литературы // Слово. Сб. — 1962. С. 310—312 (то же: Лихачев. «Слово» и культура. С. 26—28).

КЛЭ; Булахов. Энциклопедия; РП.

Л. В. Соколова