228

21

С. Петербург. 14 Февраля 1891 г.

Милый Ники, на другой день, что я тебе писал в последний раз, я получил твое длинное и интересное письмо из Бомбея, за которое от души благодарю. Все, что вы видели и что делали, так интересно и ново и какие славные охоты и разнообразие дичи. M<iste>r Health страшно интересуется всем, что происходило в Индии, и спрашивает всякий раз, что мы с ним видимся, что нового и как тебе нравится Индия и англичане, которые при тебе. Morier тоже всякий раз интересуется узнать, как тебе понравилось в Индии.

Вчера мы давали маленький бал для Ксении, только молодежь, всего около 100 приглашенных. Веселились все от души, а Ксения наслаждалась, я думаю, всех больше.

Просто смешно, что делается с нашим климатом, настоящая весна, тепло, ясно и солнце греет. Снег на улицах быстро исчезает, а сегодня 18 Февр<аля> феномен с утра до 3 ч<асов> дня проливной дождь, а потом ясно и чистое небо с солнцем и почти 4° тепла; за то ветер сильный и minimum был не далеко тоже необыкновенный, а именно 719, этого я не видал никогда! На юге на оборот сильные морозы, в Елизаветграде, наприм<ер>, 23° морозу, в Киеве 17° мор<оза> и т. д. Что всего досаднее, что в Греции холода ужасные, ветер и снег, так что бедный Жоржи за всю

229

неделю мог выйти гулять только раз. Известия от Алышевского успокоительны, но лихорадка все продолжается и он советует ехать на некоторое время в Алжир, и раньше лета, конечно, вернутся Жоржи в Россию будет трудно. Все это нас страшно расстраивает и печалит. Болезнь Жоржи все таки гораздо серьезнее, чем мы предполагали и Слава Богу, что он не продолжал путешествия, потому что болезнь легко могла принять хроническую форму, а тогда и годами трудно поправиться.

Только что получили известие о прибытие твоем в Сингапур107, Слава Богу, благополучно! Отсюда кроме скуки нечего писать, Мама и Ксения, вероятно, найдут что писать интересного. Бедный старик Трубачев108, Алексея камердинер, скончался на днях после 37 летней службы при брате! Вообще, только и слышно со всех сторон — то тот умер, то другой, просто страшно!

Вот новость, которая тебя удивит, я решился назначить Д<ядю> Сергея в Москву Генерал Губернатором вместо Долгорукого109, выжившего за последнее время совершенно из ума. Сергей очень доволен, хотя и страшится немного этого назначения, но я уверен, что он справится и, конечно, будет стараться послужить с честью. Теперь пора кончать. Передай мой поклон Барят<инскому>, Басаргину и Назимову. Целую гипопотама Боровича и поклон все<м> проч<им> спутникам. Крепко целую тебя, милый Ники, и еще раз благодарю за письмо и фотографии. Христос с тобою, мой милый!

Твой Папа