453

39

2 февр<аля> 1915

Дорогой Константин Федорович,

письмо Ваше ни на минуту не разубедило меня. Мысль, что объявления в газетах не окупаются, конечно, неправильна. (Быть может, и есть книги, которых вообще никто, ни при каких условиях не желает читать — но тогда их надо издавать в 300 экз.) Книга же вообще, равно как и книгоиздательство, не может существовать, если публика не знает о их бытии. Если бы все думали как Вы, то книжных объявлений не было бы. А они есть. Их влияние нельзя учитывать так: нынче я заплатил 30 р. за объявление, и в ближайшие 5—6 дней не продам на 30 р., — значит объявление не окупилось. Я по себе знаю: прочел объявл<ение> о книге, хочется купить, но не купил, отвлекло нечто. Попадется второй раз — и может через две нед<ели>, проходя мимо кн<ижного> магазина — вспомнишь, а вот «Вольфлина еще не купил» — и зайдешь. Результаты публикации могут сказываться через месяцы. Не говорю уж о провинции, провинциальных библиотеках и т. п. Как бы Вы ни смотрели на это, у меня все же к Вам большая просьба: о моем романе опубликовать в «Речи» и «Русских ведомостях». (С подзагол<овком> романа «Арест снят».) Хотя бы по разу. Расходы я могу принять и на себя, ибо уверен, что они окупятся.

Получили ли Вы Казанову? Дальше пришлите мне просто по порядку тетрадей.

Всего доброго. На 4-й — 5-й нед<ели>, вероятно, будем с женой в Москве. Хорошо бы повидаться.

Ваш Бор. Зайцев