337

«СОВРЕМЕННИК» — журнал, основанный П. в 1836 г. Сам характеризуя это свое издание как «подобие английских трехмесячных Reviews» (Обозрений), П. точно реализовал (вплоть до заголовка) план литерат.-критического и исторического временника, выдвинутый Вяземским еще в конце 1827 г. в его обращении к П., Жуковскому, А. И. Тургеневу и Дашкову об издании «Современника», по третям года, соединяющего качества Quarterly Review и Annuaire hïstorique («Трехмесячного обозрения» и «Историч. ежегодника»). Этот проект, оставшийся неосуществленным в 1827—1828 г., возродился после краха «Литерат. газеты» (см. письмо П. к Вяземскому от 14 авг. 1831 г.), но оказался вскоре заслоненным планами «Дневника» (см.), а после отказа П. и от последнего не всплывает до самого 1835 г. 31 дек. 1835 г. П. подал Бенкендорфу официальное прошение о разрешении ему «в следующем 1836 г. издать 4 тома статей чисто литературных (как-то повестей, стихотворений etc.), исторических, ученых, также критич. разборов рус. и иностранной словесности». Издание таковой Review, — разъяснял П., — «доставило бы мне вновь независимость, а вместе и способ продолжать труды, мною начатые». 3 февраля появилась первая печатная информация о новом журнале, 31 марта первая книжка была пропущена цензурой, а 11 апр. вышла в свет.

Первый том «С.» вышел в свет без обычной для каждого нового периодического издания программной редакционной статьи, что придало декларативное значение большому критико-полемическому обзору «О движ. журнальной литер. в 1834—1835 г.», написанному Гоголем, но напечатанному без подписи автора и без всяких редакционных оговорок. Эта статья, давая почти памфлетную характеристику всей русск. журналистики серед. 30-х гг., особенно резко дискредитировала «Библ. для Чтения» и ее руководителя Сенковского. В «Письме к издателю» (Совр., № 3) П. резко отмежевался от статьи Гоголя и с лета 1836 г. сам вплотную занялся делами своего журнала. 30 июня 1836 г. разрешена была цензурой вторая книга «С.», в конце сентября — третья, 11 ноября — четвертая. Не имея ни возможности, ни охоты конкурировать с «Библ. для Чт.», рассчитанной на массовую поместно-дворянскую, чиновничью, армейскую и буржуазную аудиторию, П. в узких рамках разрешенной ему программы пытался все же дать живой и занимательный материал,

338

могущий удовлетворить интересы не только ограниченного круга высококвалифицированных читателей, социально и интеллектуально связанных с группой «литературных аристократов». Политические вагляды и салонно-академические традиции «Литерат. газеты» дали себя знать в «С.» лишь в нескольких политических замечаниях П. (провоцированных Булгариным и не отражавших подлинной программы «С.»), в случайных сентенциях статьи Вяземского о «Ревизоре» да в нескольких выпадах против мелкобуржуазного радикализма в статье кн. Одоевского «О вражде к просвещению». Весь же основной литературный багаж «С.» был сознательно нейтрализован и рассчитан на привлечение к журналу широких слоев умеренно-либеральной дворянской и разночинной интеллигенции. Стихотворный и беллетристический материал в четырех книгах «С.» за 1836 г. богато был представлен прежде всего произведениями самого П., поместившего в журнале «Родословную моего героя», «Пир Петра Первого», «Скупой рыцарь», «Полководец», «Перед гробницею святой», «Из Шенье», «Сапожник», а из прозаических вещей — «Капитанскую дочку», «Путешествие в Арзрум», «Отрывок из записок дамы», «Анекдоты». (Сверх того, П. принадлежали в «С.» девять больших крит. и истор. очерков, пять рецензий и десять мелких заметок.) Из литературных друзей П. стихами и прозой поддерживали его журнал Жуковский («Ночной смотр»), Гоголь («Коляска», «Нос», «Утро делового человека»), Д. Давыдов, Языков, Вяземский, Баратынский, бар. Розен. Впервые была опубликована в «С.» и целая тетрадь (24 вещи) стихотворений Тютчева, до того известного лишь по случайным альманашным публикациям. Из молодых поэтов появился в «С.» Кольцов («Урожай»), из начинающих прозаиков — Султан-Казы-Гирей («Долина Ажитугай», «Персидский анекдот»). Из случайных публикаций следует отметить «Битву при Тивериаде» А. Н. Муравьева, стихи Л. Якубовича и С. Стромилова. Очерковый, мемуарный и фельетонный материал представлен был в «С.» статьями П. о Вольтере, Георгии Конисском, Российской академии, Джоне Теннере, замечательной «Хроникой русского» (новости парижской общественно-литерат. жизни по письмам А. И. Тургенева), его же «Прогулкой по Москве» (отходная старой боярской Москве, с характерной заключительной сентенцией: «Где обитала праздность, там теперь поселился труд. Перемена утешительная»), воспоминаниями Дуровой о 1812 годе, мемуарами и заметками Д. Давыдова («Взятие Дрездена», «О партизанской войне»), фельетонами кн. Козловского («О надежде», «Парижский математич. ежегодник»), кн. Одоевского («Как пишутся у нас романы», «О вражде к просвещению»), этнографич. очерками А. Емичева («Мифология вотяков и черемисов»), разборами кн. Вяземского (о «Ревизоре» Гоголя, о новой поэме Ф. Э. Кине, о Наполеоне и Юлии Цезаре) и пр. Появились в «С.» и хозяйственно-экономич. статьи («Государственная внешняя торговля в 1835 году», разбор «Статист. описания Нахичеванской провинции»), к которым П. относился особенно внимательно. Так, характерен его отказ поместить в журнале статью Волкова о железнодорожном строительстве, поскольку Волков не сочувствовал частному предпринимательству, а П. был «против того, чтоб этим занялось правительство». Успешно насаждая и пропагандируя в «С.» такие формы повествования, как мемуары, анекдоты, путешествия, исторические и бытовые очерки, перегруженные документами, и пр., П. толкал на разработку этих жанров своих друзей и провинциальных корреспондентов (Давыдова, Дурову, Погодина, Сухорукова), вел переговоры о публикации в «С.» записок С. Н. Глинки, сам начал запись воспоминаний М. С. Щепкина и т. п. Самым большим пробелом «С.» было отсутствие статей по актуальным общественно-политич. вопросам. Не имея права касаться последних непосредственно, П. рассчитывал восполнить этот невольный пробел «С.» разборами наиболее замечательных и еще не утративших своей остроты памятников политической публицистики недавнего прошлого, пытался провести в печать даже такие запретные для русского «читателя николаевской поры» произведения, как «Путешествие» Радищева или «Записку о др. и нов. России» Карамзина. Однако, несмотря на все редакционные уловки и приспособления к цензурным требованиям, П. на этом пути терпел неудачу за неудачей. Документальные

339

материалы, связанные с изданием «С.», позволяют установить, что журнал П. все время находился под особенно бдительным правительственным контролем, что цензурными изъятиями обескровлены были едва ли не все отделы каждого из его четырех томов, что едва ли не каждая большая статья была поводом для столкновений и длительной переписки П. с органами надзора, что наконец, несмотря на всю осторожность редакции, четыре вещи были запрещены для «С.» полностью («А. Радищев» П., «Записка» Карамзина, «Два демона» Тютчева, перев. статья о «Применен. системы Галля и Лафатера к изображениям пяти участн. покушения на жизнь Луи-Филиппа в 1835 г.»), в семи сделаны были цензурой значительные сокращения и изменения («Хроника русского» и «Прогулка по Москве» Тургенева, «Челобитная», «Взятие Дрездена» и «О партизан. войне» Давыдова, «Не то, что мните вы, природа» Тютчева, «Петербург и Москва» Гоголя и наконец два («Долина Ажитугай» и «Взятие Дрездена») вызвали формальные нарекания III Отделения и дополнительный просмотр со стороны цензоров военного министерства. Как раз по поводу последних осложнений П. писал Давыдову: «Тяжело, нечего сказать. И с одной цензурою напляшешься, каково же зависеть от целых четырех? Не знаю, чем провинились русские писатели, которые не только смирны, но даже сами от себя согласны с духом правительства. Но знаю, что никогда не бывали они притеснены, как нынче». Впечатлением от работы в «С.» вызвана была 18 мая 1836 г. и известная сентенция П. в письме к жене: «Черт догадал меня родиться в России с душою и талантом». Приступая к изд. «С.», П. предполагал, что его журнал будет иметь аудиторию примерно в два раза меньшую, чем «Библиот. для Чт.», и печатал поэтому «С.» в количестве 2.400 экз. Однако и эти расчеты не оправдались. Литературный журнал, лишенный приманок энциклопедической «Библ. для Чтения», без политической хроники, без модных картинок, да к тому же еще обескровленный цензурой, «С.» расходился всего в колич. 600—700 экз. (при тираже «Библ. для Чт.» в 5.000, «Сев. Пчелы» в 3.000, «Сына Отеч.», «Моск. Набл.» и «Телескопа» в 400—600 экз.).