263 [295]

Домикъ въ Коломнѣ, повѣсть. Написана въ Болдинѣ 1830 г., напечатана въ «Новосельѣ» 1833 г. Изъ 54 октавъ — 14 не попали въ свое время по цензурнымъ условіямъ въ печать (IV—IX и XV—XXII). «Пушкинъ дорожилъ ими и хотѣлъ ихъ напечатать: онѣ оказались въ его бумагахъ особо переписанными и съ надписью: сіи октавы служили вступленіемъ къ шуточной поэмѣ, уже уничтоженной» (Сочин. П., т. III, стр. 167). Фабулой пьесы послужилъ разсказъ Нащокина о томъ, какъ онъ, влюбленный въ актрису Ассенкову, переодѣлся въ женскій нарядъ и прослужилъ въ ея домѣ въ качествѣ горничной болѣе мѣсяца.

Бѣлинскій считалъ «Д. въ К.» игрушкой, сдѣланной рукой великаго мастера». «Несмотря на видимую незначительность ея со стороны содержанія, эта шуточная повѣсть тѣмъ не менѣе отличается большими достоинствами со стороны формы. Остроты, шутки, разсказъ, въ одно время и легкій, и занимательный, мѣстами проблески чувства, на всемъ какой-то особенный колоритъ, и наконецъ превосходный стихъ — все это тотчасъ же обличаетъ великаго мастера. Когда нечаянно попадается вамъ подъ руку эта, теперь уже столь старая пьеса, и взоръ вашъ небрежно падаетъ на первую попавшуюся строфу или стихъ, — все равно, съ начала это или съ середины, не только вы незамѣтно для самого себя непремѣнно прочтете до конца, и на душѣ вашей отъ этого чтенія останется впечатлѣніе легкое, но невыразимо сладостное, хотя бы вы уже сто разъ читали и перечитывали эту пьесу прежде. Многихъ удивитъ подобное мнѣніе; но «Домикъ въ Коломнѣ» мы считаемъ однимъ изъ замѣчательныхъ произведеній, въ которомъ, подъ легкой, небрежной формой и при видимой незначительности содержанія, скрыто много искусства. Эта пьеса доказываетъ ту простую истину, что жизнь, лишь бы искусство вѣрно воспроизводило ее, всегда высоко для насъ занимательна, и что люди, ищущіе въ произведеніяхъ искусства только эффектныхъ сюжетовъ, не понимаютъ ни жизни, ни искусства. Поэтическія произведенія такъ же имѣютъ свой колоритъ, какъ и произведенія живописи, и если колоритъ въ картинахъ цѣнится такъ высоко, что иногда только онъ одинъ и составляетъ все ихъ достоинство, — то такъ же точно колоритъ долженъ цѣниться и въ поэтическихъ произведеніяхъ. Правда, онъ меньше всего доступенъ большинству читателей, которые по обыкновенію прежде всего хватаются за содержаніе, за мысль, мимо формы, и потому часто дюжинныя произведенія принимаются ими за великія, а великія — за дюжинныя. Мы увѣрены, что есть много читателей, которымъ «Домикъ въ Коломнѣ» очень нравится, но которые тѣмъ не менѣе считаютъ его только миленькой, но очень ничтожной вещью. Такъ всегда судитъ большинство!»

Вѣра Ивановна. — Графиня. — Мавра. — Параша. — Параши-мать. — Ѳекла.