257

СЕГОДНЯШНИЙ БЕРЛИН

Я человек по существу веселый. Благодаря таковому
характеру я однажды побывал в Латвии и, описав ее,
должен был второй раз уже объезжать ее морем.

С таким же чувством я ехал в Берлин.

Но положение Германии (конечно, рабочей, демократической)
настолько тяжелое, настолько горестное — что
ничего, кроме сочувствия, жалости, она не вызывает.

Уже в поезде натыкаешься на унизительные сцены,
10 когда какой-нибудь зарвавшийся француз бесцеремонно
отталкивает от окна стоявшую немку — ему, видите ли,
захотелось посмотреть вид! И ни одного протеста — еще
бы: это всемогущие победители.

Здесь наглядно видишь, какой благодарностью к
Красной Армии должно наполниться наше сердце, к
армии, не давшей сесть и на нашу шею этим «культурным»
разбойникам.

При въезде в Берлин поражает кладбищенская тишь.
(Сравнительно.) Прежде всего результаты того же Версальского
20 хозяйничанья. Например, около Берлина есть
так называемое «Кладбище аэропланов» — это новенькие
аэропланы, валяющиеся, ржавеющие и гниющие: французы
ходили с молотками и разбивали новенькие моторы
!

Так во всем. Конечно, не удивляешься, что постепенно
тухнут, темнеют и омертвечиваются улицы, из-под
рельс начинает прорастать трава, пунктуальность, размеренность
жизни — дезорганизуется.

Рядом с этими внешними причинами страшная внутренняя
разруха!

30 У прекрасного берлинского художника Гросса есть
рисунок — что будет, когда доллар дойдет до 300 марок:
нарисована полная катастрофа. Легко понять, что делается
в Германии сейчас, если принять во внимание, что этот
самый доллар стоит уже 26 000 марок!

258

Доллар это тот термометр, которым мир измеряет
тяжкую болезнь германского хозяйства. Отражение этой
болезни внутри Германии: страшный рост спекуляции,
рост богатства капиталистов с одной стороны и полное
обнищание пролетариата с другой. Ни в одной стране нет
стольких, до слез расстраивающих, нищих — как в Германии.
Отбросы разрухи и обрубки бойни. Понятно
поэтому, что Германия наиболее вулканизированная революцией
страна. Здесь еженедельно вспыхивают революционные
10 выступления (во время моего пребывания, например,
был целый бой у цирка Буша: рабочие выгоняли
засевших националистов); ежедневно нарастают различнейшие
забастовки — борются все от кондукторов подземной
железной дороги до актеров.

Конечно, низкая валюта принесла Германии целый
поток иностранцев. Особенно много в Берлине русских
эмигрантов — тысяч около двухсот. Целый Вестен (богатая
часть Берлина) занят чуть ли не одними этими русскими.
Даже центральная улица этого квартала Курфюрстендам
20 называется немцами — «Нэпский проспект».

Эта русская эмиграция уже не старая, не воинственная.
Надежды на двухнедельность существования РСФСР
рассеялись «аки дым», вывезенные деньжонки порастряслись,
все чаще и чаще заворачивают наиболее бедные и
наиболее культурные из них (многие бежали ведь просто
с перепугу) на Унтерденлинден 7, в наше посольство, за
разрешениями на возврат в Россию. Да и Германия,
разумеется, после Рапалльского договора, только с нами,
с советскими, считается как с настоящими русскими.

30 Конечно, к России, к единственной стране, подымающей
голос против наглого Версальского грабежа, у Германии
самое дружеское, предупредительное отношение.

И для нас эта дружба имеет колоссальные выгоды.
Разоренная Германия напрягает все усилия на восстановление
своего разрушенного хозяйства, поражая по
сравнению с Францией своей изобретательностью, своим
культурным напряжением. Присмотреться к ней, учиться
у ее технического опыта — большая и благодарная
задача.

1923