159

АНДРЕЕВИЧ [1866–1905] — псевдоним Евгения Андреевича Соловьева — критика и историка лит-ры (другие псевдонимы: Скриба, В. Смирнов, Мирский). Написал ряд очерков о Карамзине, Сенковском, Достоевском, Аксакове, Гончарове, Тургеневе, Писареве, Белинском и Герцене для критико-биографической библиотеки Ф. Павленкова [1891–1899]. В конце 90-х гг. в журнале «Жизнь» печатались статьи и лит-ые обзоры А. под заглавием «Вопросы текущей лит-ры». В 1902 А. выпускает «Очерки по истории русской лит-ры XIX в.». Развитию и углублению основных положений «Очерков» посвящен «Опыт философии русской лит-ры» (изд. 2-е, П., 1909). Эти книги пользовались широкой известностью и возбуждали немало споров. А. пытался в них определить особый характер русской лит-ры, господствующую идею в смене лит-ых явлений. Эта идея — отрицание крепостного права во имя личности. А. считает, что нет «ничего более противоречащего, более чуждого нашей жизни и ходу нашего развития», как идея личности, как характерное для Запада противопоставление индивидуума государству. Русская лит-ра сочетала заимствованные

160

ею принципы зап.-европейской мысли с устремлениями, выросшими на почве общинно-земледельческого строя. Все лучшее в русской лит-ре создано в борьбе с официальной идеологией государства. Характерная черта нашего лит-ого развития — борьба двух течений: «охранительного» и «освободительного». «Но, — прибавляет А., — русская лит-ра была не только просветительной и аболиционистской, но и дворянской, барской». Несмотря на свои освободительные идеи она сохранила отпечаток «сословности», «классовости». Лит-ра XIX в. — продукт двух общественных групп: дворянства и разночинства. Каждая из этих групп создавала свою лит-ру. Лит-ра дворянства развивалась на почве его разорения, признаки к-рого ощущаются уже с начала XIX в. Дворянство воспело в лит-ре свое умирание. Кульминационным пунктом в развитии дворянской лит-ры А. считает 40-е гг., когда со всей остротой была поставлена проблема крепостного права, проблема мужика. В 60-х гг. лит-ру завоевывают разночинцы, отрицающие барскую культуру. Но если 60-е гг. представляют отрицание 40-х, то в 70-х происходит отрицание отрицания. В 70-х гг. разночинец попадает под влияние дворянина, его идей и настроений. В лит-ре господствующими становятся идеи кающегося дворянства, идеи расплаты с народом. Идеи семидесятников являются как бы синтезом умонастроений 40-х и 60-х гг., 80-е гг. — период угасания народничества. Развитие русской барской лит-ры гениально завершает Л. Н. Толстой своим призывом к опрощению, к к-рому и стремилось кающееся дворянство. А. дает схему развития русской лит-ры с точки зрения классового подхода к лит-ым явлениям. Но его классовый подход нельзя назвать строго выдержанным. А. склонен признать, что «сословный дух» русской лит-ры сказался не в том, что проповедывалось русскими писателями, а в том, как они проповедывали. Это «как» определяется «органическим восприятием», т. е. «всей совокупностью чувств, привычек, ассоциаций», свойственных представителям той или иной общественной группы. Известный общественный уклад жизни, уклад жизни того или иного класса взращивает определенные идеи. Благодаря свойственной идеям силе внушения, их последователями оказываются люди не только породившей эти идеи среды. Барские убеждения может разделять разночинец, и наоборот — разночинские идеи могут захватить барина, как это и было, положим, с Писаревым. Однако ни в том, ни в другом случае разночинец и барин не перестают быть представителями своей среды. «Органическое восприятие», к-рое создается в результате наследственности и воспитания, остается неизменным; его можно различить и сквозь «чуждые» идеи.

К оценке историко-литературной деятельности А. надо подходить конечно с учетом

161

социальной обстановки его времени. При таком подходе несмотря на то, что его работы обнаруживают еще значительную примесь народнических тенденций — его надо признать одним из ранних марксистов-историков лит-ры. А. один из первых увидел, какие горизонты открывает марксизм перед литературоведением.

Основное положение А. — об организующей идее русской лит-ры, борьбы за личность — явно народнического происхождения. С точки зрения А., государство является самым опасным врагом личности, против него личность всегда и боролась. Известно, что народничество на определенном этапе своего развития корень зла видело в государстве. То, что для народничества было основной задачей данного периода, А. попытался представить сущностью всего исторического развития русской лит-ры. Понадобилось немало труда для того, чтобы уложить исторические факты на прокрустово ложе схемы. А. стирает грани между историей общественной мысли и историей лит-ры, между произведениями художественного творчества и произведениями публицистическими; он пишет историю идей. Самое существенное в художественном произведении, с точки зрения А., его идеи. Но идеи, оказывается, не могут быть показателем принадлежности определенного произведения к той или иной социальной группе. Таким образом ограничивается классовость данных литературных явлений, ослабляется то, что А. кладет в основу своего построения. Он не учитывает полностью значения классовой борьбы, ее развития и изменения в связи с этим идей и психологии классов. Метод А. — статичен.

Когда А. как бы забывал свои полународнические положения о господствующих идеях в русской лит-ре, он писал мастерские страницы. Его «Очерки» до сих пор сохраняют большую ценность для истории лит-ры. Марксизм А. — на грани народничества, система А. знаменует собой своего рода переходный период в развитии литературоведческой мысли. В последних своих работах А. заявляет себя противником биографического метода в истории лит-ры, не отрицая законности биографии как жанра.

Библиография: I. Кроме перечисленных работ А., отметим его книгу о Максиме Горьком и Чехове, СПБ., 1901, монографию о Л. Н. Толстом, СПБ., 1905; Полная библиография: Пиксанов Н. К., Два века русской лит-ры, М. — П., 1923 и Владиславлев И. В., Русские писатели, М. — Л., 1924.

II. Гриневич (Якубович), Заметки читателя, «Русское богатство», № 4, 1900; Пильский П., Вводная статья к «Очеркам по истории русской лит-ры XIX в.», СПБ., 1902; С. В. Л. (некролог), «Образование», № 9, 1905.

М. Храпченко