242

ЛЕ́РМОНТОВ Юрий Петрович (1787—1831), отец поэта. Сын небогатых помещиков Ефремовского у. Тульской губ. (см. Кропотово) П. Ю. и А. В. Лермонтовых. Окончил Первый кадетский корпус в Петербурге, в 1804 в чине прапорщика выпущен в Кексгольмский пех. полк, позднее служил в том же корпусе воспитателем; в 1811 по болезни вышел в отставку в чине капитана. В 1812 вступил в Тульское дворянское ополчение; в 1813 находился на излечении в Витебске. Бывая в с. Васильевском Орловской губ., Ю. П. познакомился с М. М. Арсеньевой (см. М. М. Лермонтова) и женился на ней. После свадьбы жил в Тарханах. Вследствие недовольства Е. А. Арсеньевой браком дочери и, очевидно, охлаждения Ю. П. к жене, семейная жизнь родителей поэта не была счастливой. После смерти жены отношения Ю. П. с Арсеньевой обострились. Он уехал в свое имение Кропотово, а сына оставил на воспитание бабушке согласно условию, поставленному ею в завещании. Нек-рые биографы Л. полагают, что за отказ от воспитания сына Ю. П. получил от Арсеньевой 25 тыс. рублей. П. Вырыпаев оспаривает эту версию.

С сыном Ю. П. виделся в Кропотове в 1827, затем ежегодно в Москве. Об одной из встреч с отцом Л. писал М. А. Шан-Гирей в конце дек. 1828 (VI, 404). Переписка Л. с Ю. П. не сохранилась. Известно завещание Ю. П., в к-ром он с любовью обращается к сыну: «... ты одарен способностями ума, — не пренебрегай ими и всего более страшись употреблять оные на что-либо вредное или бесполезное: это талант, в котором ты должен будешь некогда дать отчет богу!.. Ты имеешь, любезнейший сын мой, доброе сердце ... Благодарю тебя, бесценный друг мой, за любовь твою ко мне и нежное твое ко мне внимание ...» (Щеголев, в. 1, с. 66).

Л. выразил свои чувства к отцу в стих. «Я видел тень блаженства; но вполне» (см. заключит. строфу), «Пусть я кого-нибудь люблю» (зачеркнутая в автографе 3-я строфа), «Эпитафия» («Прости! увидимся ль мы снова?»). Семейная драма, особенно столкновения между отцом и бабушкой, отразились в юношеских пьесах «Странный человек» и «Menschen und Leidenschaften» (где герой говорит: «У моей бабки, моей воспитательницы — жестокая распря с отцом моим, и это все на меня упадает»; V, 149). Оценка Л. семейных взаимоотношений не однозначна и, возможно, прав был А. З. Зиновьев, писавший: «Миша не понимал противоборства между бабушкой и отцом». В стих. «Ужасная судьба отца и сына» Л. отказывается быть судьей любимого человека: «Мы не нашли вражды один в другом, / Хоть оба стали жертвою страданья! / Не мне судить, виновен ты иль нет».

Умер Ю. П. в Кропотове, похоронен в с. Шипово; в 1974 прах перенесен в Тарханы. У его родственников находились картины и рис. Л., подаренные им отцу (нек-рые хранятся в музее ИРЛИ). Портрет Ю. П. (масло, 1810, художник неизв.) хранится в ИРЛИ (воспроизводился неоднократно).

Лит.: Висковатый, с. 10—17; Мануйлов В. А., Записки неизв. гусара о Л., «Звезда», 1936, № 5, с. 183—96 [воспоминания А. Ф. Тирана]; Мануйлов (1), с. 107—17; Описание ИРЛИ, с. 89—91, 170, 187; Николева (2), с. 3—7; Иванова Т. (2), с. 6—9; Вырыпаев (2), с. 49—60, 165—75; Шугаев, в кн.: Воспоминания; Зиновьев, там же.

О. П. Попов.