182

«ИЗ АНДРЕЯ ШЕНЬЕ», стих. раннего Л. (1830—31). Заглавие указывает на то, что это перевод, однако у А. Шенье такого стих. нет. Стих. Л. действительно во многом перекликается с предсмертными стихами франц. поэта (мотивы ожидания казни, несправедливости и клеветы, верности любимой женщине), но едва ли это дает основания говорить о вариациях или подражании: эти мотивы проходят через многие стихи Л. 1830—31 («Настанет день — и миром осужденный», «Когда твой друг с пророческой тоскою» и др. стихи провиденциального цикла; см. Циклы), выражая его собств. мироощущение и умонастроение передовой молодежи последекабрист. поколения (ср.: «... Почти все наши грезы оканчивались Сибирью или казнью» — А. И. Герцен, т. VIII, 84). Этим умонастроением, вероятно, и вызван интерес Л. к трагической судьбе и к поэзии А. Шенье.

Не менее чем перечисл. выше мотивы Л. могла заинтересовать жанрово-стилевая манера франц. поэта. Политич. ода Шенье, как и др. франц. поэтов периода революции 1789 и 1830 (напр., О. Барбье), не представляла самостоят. жанра; она сочеталась с традициями сатиры-инвективы и медитативной элегии. В рус. поэзии образец такого жанра — элегия А. С. Пушкина «Андрей Шенье» (1825). Подобные же смешанные жанры формировались тогда в поэзии Л. Поэт смело сливает в стих. разноплановую тематику: мотив самопожертвования «за дело общее» — это в то же время лирич. ситуация любовной элегии. По-видимому, именно эту ситуацию — предсмертный монолог поэта перед казнью, объединяющий гражд. и интимные чувства, — Л. связывал с именем Шенье, чем и объясняется заглавие стих. Л. не мог не учитывать той политич. злободневности, к-рую приобрело в России имя франц. поэта после пушкинской элегии, написанной за неск. месяцев до восстания декабристов и содержавшей строки (21—64), выпущенные цензурой; после восстания 14 дек. исключенный отрывок — страстное проклятие тирану — стал распространяться в списках под загл. «На 14 декабря»; в 1826—28 по этому поводу велось следствие. В таких условиях имя Шенье становилось символом поэта-тираноборца, пожертвовавшего жизнью за свои убеждения: произнося имя Шенье, молодежь 20—30-х гг., естественно, вспоминала П. И. Пестеля и К. Ф. Рылеева. Трудно сказать, в какой мере Л. учитывал все эти обстоятельства, но само заглавие «Из Андрея Шенье» объективно придавало стих. острый политич. смысл.

Автограф неизв. Копия — ИРЛИ, тетр. ХХ. Впервые — «СВ», 1889, № 1, отд. 1, с. 12—13. Датируется по положению в тетради.

Лит.: Дюшен (2), с. 127; Кирпотин (3), с. 226; Гинзбург (1), с. 65—66; Эйхенбаум (6), с. 314; Пейсахович (1), с. 422—23; Федоров (2), с. 339.

Л. М. Аринштейн.