301

ТА́НКА (япон.) — древняя национальная форма пятистрочного стихотворения в японской поэзии, без рифм и без ясно ощутимого метра; в первой и третьей строках Т. по пяти слогов, в остальных — по семи, всего, таким образом, в Т. 31 слог, т. е. почти столько, сколько бывает и в русской частушке, долевой объем которой не превышает 32 слогов. Главная мысль Т. сосредоточена в первых трех строках, заключение — в двух последних. Пятистишие танка и трехстишие хокку (или хайку) представляют два направления в поэтических традициях японской поэзии («Дэнтоси»). Третье направление — «Гэндайси» — современные стихи. Поэт, пишущий танка, называется кадзин, пишущий хокку — хайдзин и пишущий современные стихи — сидзин. Японские Т. известны во всем мире как стихи необыкновенного поэтического изящества и предельно лаконичной формы. Вот древние Т. из японской антологии «Песни ста поэтов» (1905):

С тех пор, как утром
Расстались мы при свете

Луны холодной,

Что может быть грустнее
Туманной мглы рассвета!

(Мибу-на-Тадамине, 10 в.)

Когда бы в жизни
Ни с кем мы не сходились.

Тогда бы верно

Мы ненависти к людям,
Как и к себе, не знали.

(Асатада, 10 в.)

302

Увы! Как часто
Я рукава поила

Слезами горя!

Всего грустней, что имя
Мне эта страсть марает!

(Сагами, 11 в.)

Несколько Т. японского поэта-демократа Исикава Такубоку (1885—1912):

Я в шутку
Мать на спину посадил,
Но так была она легка,
Что я не мог без слез
И трех шагов пройти.

О, не забудь,
Как в моем саду
Ты сломала ветку азалии белой...
Чуть-чуть светил
Тонкий серп луны.

Осеннее небо,
Пустое от края до края...
Ни тени не видно на нем.
Как ты одиноко, небо!
Хоть ворон бы пролетел!

(Пер. В. Марковой)

Интересны Т. современной японской поэтессы демократического направления Асида Такако (род. в 1907 г.):

Пеленки пестрят
На бамбуковом поле,
Тонущем в знойном мареве.
Это работают рядом
Крестьянские женщины-матери.

(Пер. А. Мамонова)

Унылый берег
Стынущего моря,
За ветки дерева, прибитого волнами,
Аэростатом
Зацепилось солнце.

(Пер. Л. Громковской и Касида Ясумаси)

Лишь стоит мне чуть
Тронуть кисточкой бровь,
Как я сразу становлюсь немного сильней,
Поэтому утром — прежде всего! —
Я трогаю кисточкой бровь.

(Пер. Е. Винокурова)