875

ФАДЕ́ЕВ, Александр Александрович [11(24). XII. 1901, г. Кимры Тверской губ., ныне Калининской обл., — 13.V.1956, Москва] — рус сов. писатель. Чл. Коммунистич. партии с 1918. Член ЦК КПСС (1939—56); депутат Верх. Совета СССР 2—4-го созывов и Верх. Совета РСФСР 3-го созыва. Вырос в семье профессиональных революционеров (в семье отчима — Г. В. Свитича). В 1908 семья переехала на Д. Восток, где прошли детство и юность Ф. Во время учебы во владивостокском коммерч. уч-ще (1912—19) сблизился с большевиками, бр. И. и В. Сибирцевыми, включился в революц. деятельность. Весной 1919 парт. комитет направил Ф., носившего тогда парт. кличку Булыга, для работы среди партизан Сучана. Ф. прошел путь от рядового бойца до комиссара бригады. В боях под Спасском был ранен. Делегат 10-го съезда партии. Участвовал в штурме мятежного Кронштадта, на льду Финского залива был вторично ранен. После излечения оставлен для учебы в Моск. горной академии (окончил 2 курса). В 1924—26 — на парт. работе в Краснодаре и Ростове-на-Дону.

А. А. Фадеев. Фотография

Печататься Ф. начал в 1923; с конца 1926 занялся лит. трудом профессионально. Деятельно включился в лит. жизнь, неизменно отстаивая политику партии, коммунистич. партийность и идейность. Много лет Ф. находился в руководстве писательских организаций: в 1926—32 был одним из руководителей РАПП; с 1934 — зам. пред. оргкомитета СП, член правления и президиума СП СССР; в 1939—44 — секретарь СП; в 1946—1954 — генеральный секретарь и председатель правления СП СССР; в 1954—56 — секретарь правления. Был редактором ряда газет и журналов. В годы Великой Отечеств. войны — корреспондент «Правды» и Совинформбюро.

876

Вице-президент Всемирного Совета Мира, чл. Президиума Сов. комитета защиты мира.

«Разгром». Сцена из спектакля Театра им. В. Маяковского. Москва, 1970

«Разгром». Сцена из спектакля Театра им. В. Маяковского.
Москва, 1970.

В состоянии душевной депрессии покончил жизнь самоубийством.

Ф. — один из пионеров сов. лит-ры. Его творчество было вдохновлено социалистич. революцией; его героями стали мужеств. борцы за новый строй жизни. Их деятельность предстает в книгах Ф. в ярком, героич. освещении; автор ставил своей целью показать силу и красоту социалистич. идеала, процесс политич. и духовного роста новой социалистич. личности. К. Федин назвал Ф. «...певцом отважных и богатых душой советских людей» (Собр. соч., т. 9, 1962, с. 365). Книги Ф. отличает органич. единство строгой реалистичности нарисованных картин, пристального психологич. анализа и романтич. приподнятости, лиризма. Он являл собой писателя нового типа — вдохновенного художника, активного обществ. деятеля, борца за иск-во социалистич. реализма.

Уже в первых произв. — рассказе «Против течения» (1923; печатался под назв. «Амгуньский полк» в 1934 и «Рождение Амгуньского полка» в 1938) и повести «Разлив» (1924) — Ф. стремился по-новому осмыслить характер революц. борьбы, показать, как партия сплачивает и направляет стихийные движения в русло большевистской организованности, дисциплинирует и воспитывает массы. Этим пафосом «Разлив» и «Против течения» близки таким произв., как «Чапаев» Д. Фурманова, «Железный поток» А. Серафимовича и др.; они противостояли нередким в те годы натуралистич. описаниям, высокопарной риторике. Ф. делает первые попытки углубиться в психологию действ. лиц, создать образы большевиков-руководителей. Все это определило заинтересованное отношение читателей и критики к его произв., хотя в худож. отношении они были еще не вполне самостоятельны.

Широкую известность Ф. принес роман «Разгром» (1927) о партиз. войне на Д. Востоке. Выступая против абстрактного, книжного романтизма, Ф. без всякой приглаженности рисует нелегкую реальную жизнь реальных людей, много месяцев воюющих в дикой тайге. Автор стремился дать не просто описание боевых эпизодов, но прежде всего историю духовного роста их участников, формирования их характеров. «...В гражданской войне, — писал Ф. об идее своей книги, — происходит отбор человеческого материала, все враждебное сметается революцией, все неспособное к настоящей революционной борьбе, случайно попавшее в лагерь революции, отсеивается, а все поднявшееся из подлинных корней революции, из миллионных масс народа, закаляется, растет, развивается в этой борьбе. Происходит огромнейшая переделка людей» (Собр.

877

соч., т. 4, 1960, с. 103). В ходе этой переделки выросли сознат. беззаветные бойцы революции Морозка, Метелица, Бакланов и др. Но мелкобурж. индивидуалист Мечик, заботящийся лишь о собств. шкуре, оказывается в отряде чужеродным элементом и становится на путь предательства. В образе командира отряда Левинсона писатель подчеркивает высоту коммунистич. сознания, силу духовного воздействия на окружающих. Критика 20-х гг. увидела в «Разгроме» новаторскую попытку «изнутри» раскрыть человека революции, дать тонкий и точный анализ его психологии. Возникла дискуссия об отношении Ф. к творч. методу Л. Н. Толстого; нек-рые авторы неправомерно заявляли о некритич. подражании Ф. толстовской худож. манере. В результате дискуссии восторжествовал вывод об идейной и худож. самостоятельности Ф., творчески овладевавшего мастерством психологич. анализа Толстого. Позднее критик М. Серебрянский показал органич. близость Ф. также творч. опыту М. Горького.

В 30-х гг. Ф. отдал много сил организационно-практич. работе в СП СССР, подготовке и проведению 1-го Всесоюзного съезда писателей, воспитанию лит. смены. Он выступал с докладами и статьями, написал ряд очерков о героях Гражд. войны, рассказов, киносценариев. Осн. лит. трудом Ф. этих лет стал роман «Последний из удэге» (ч. 1—4, 1929—40) — большое эпич. произв. об эпохе Гражд. войны, задуманное еще в нач. 20-х гг. В одном из писем 1950 Ф. сообщает: «Я начал писать „Последний из удэге“ раньше, чем „Разгром“» (Собр. соч., т. 5, 1961, с. 420). В его архиве сохранились главы из оставшейся ненаписанной повести «Смерть Ченьювая», где переплетаются мотивы и образы обоих романов.

Из задуманных 6 частей романа «Последний из удэге» Ф. успел завершить 4 части. В годы развернутого социалистич. строительства этот роман об историч. событиях звучал весьма актуально, т. к. утверждал закономерность социалистич. пути развития, показывал духовный расцвет строителей новой жизни, единственно возможную социалистич. перспективу развития народностей, обреченных при царизме на вымирание. В отличие от «Разгрома», автор стремился дать более широкую панораму жизни общества на протяжении десятилетий, проследить биографии своих героев. Здесь взята постоянно привлекавшая многих сов. писателей тема перестройки интеллигенции (образы Лены и Сережи Костенецких). По мере работы над романом на первый план выдвинулись образы революционеров, большевиков Петра Суркова, Алеши Маленького, Сени Кудрявого. Новый шаг Ф. в худож. постижении темы партии — акцент на интеллектуальном, эмоциональном богатстве этих героев, изображение не только отд. коммунистов, но и целого парт. коллектива. В «Последнем из удэге» заметны различные стилевые интонации, включая романтические. Однако роману не хватает композиц. стройности и цельности.

Героич., романтич. ноты, все больше укреплявшиеся в творчестве Ф., с особой силой звучат в романе «Молодая гвардия» (1945; Гос. премия СССР, 1946). Патриотич. дела Краснодонской подпольной комсомольской орг-ции «Молодая гвардия», с к-рыми Ф. познакомился осенью 1943, вдохновили писателя. За 1 год и 9 мес. был закончен роман, воскрешающий подвиг краснодонских подпольщиков, воспевающий самоотверженную борьбу сов. молодежи, всего сов. общества против немецко-фаш. захватчиков. Это произв. документально по своей основе. Но автор писал не историю одной подпольной орг-ции, а роман, в к-ром есть вымышленные эпизоды и образы, перегруппирован фактич. материал. В образах Олега Кошевого, Сергея Тюленина, Любы Шевцовой, Ульяны Громовой и др. молодогвардейцев воплотился тот светлый и прекрасный социалистич.

878

идеал, за к-рый боролись, о к-ром мечтали еще Левинсон и его товарищи. Как и в других произв., для Ф. важнее всего раскрыть политич., нравств. облик действ. лиц. Писатель рисует своих героев в романтич. освещении, в книге гармонически соединяются патетика и лиризм, психологич. зарисовки и авторские отступления. Исследователи отмечали близость поэтич. строя «Молодой гвардии» не только Толстому и Горькому, но и Н. В. Гоголю.

Задуманная как широкая картина жизни и борьбы сов. общества в дни войны, «Молодая гвардия» в ее 1-й редакции не вполне отвечала этой цели. В редакц. статье «Правды» от 3 дек. 1947 «„Молодая гвардия“ в романе и на сцене» отмечалось, что Ф. недостаточно показал парт. руководство патриотич. подпольем. Отчасти это объяснялось тем, что во время работы над первой редакцией деятельность тщательно конспирировавшейся подпольной парт. орг-ции Краснодона еще не была известна во всем ее объеме. Приступая к переработке «Молодой гвардии», Ф. изучил новые материалы. Он сумел творчески переработать роман, не меняя его структуры. Во 2-ю редакцию (1951) включены сцены, показывающие связи комсомольцев со старшими подпольщиками; образы этих подпольщиков стали гораздо более рельефными.

Последний творч. замысел Ф. — роман о современности, о сов. рабочем классе «Черная металлургия» остался незавершенным. Писатель успел в основном закончить составление и редактирование сборника своих лит.-критич. выступлений (опубл. 1957 под назв. «За тридцать лет»). Эта книга отражает 30-летнюю борьбу Ф. за социалистич. реализм, эволюцию его взглядов на ряд лит. проблем. Вслед за М. Горьким Ф. как критик и теоретик лит-ры внес большой вклад в развитие социалистич. эстетики.

Книги Ф. переведены на языки народов СССР и мн. иностр. языки; его произв. экранизированы и инсценированы.

Илл. см. на вклейке к стр. 769—770.

Соч.: Собр. соч., под ред. Е. Ф. Книпович, В. М. Озерова, К. А. Федина, т. 1—5, М., 1959—61; Собр. соч., под общ. ред. Е. Ф. Книпович и др. [Вступ. ст. В. М. Озерова], т. 1—7, М., 1969—71; За тридцать лет. Избр. статьи, речи и письма о лит-ре и иск-ве. [Сост., ред., предисл. и примеч. С. Преображенского], 2 изд., М., 1959; Письма. 1916—1956. [Вступ. ст. и примеч. С. Н. Преображенского], М., 1967; Автобиография, в кн.: Сов. писатели. Автобиографии, т. 2, М., 1959.

Лит.: Перцов В., Александр Фадеев, в его кн.: Этюды о сов. лит-ре, М., 1937; Новое издание романа А. Фадеева «Молодая гвардия», «Правда», 1951, 23 дек.; Бушмин А., Роман А. Фадеева «Разгром», Л., 1954; его же, Александр Фадеев. Черты творч. индивидуальности, Л., 1971; Зелинский К., А. А. Фадеев. Критико-биографич. очерк, М., 1956; Беляев Б., Александр Фадеев, Красноярск, 1956; Серебрянский М., «Разгром» А. Фадеева, в его кн.: Лит. очерки, 3 изд., М., 1956; Никулина Л., А. А. Фадеев. Семинарий, Л., 1958; Федин К., Александр Фадеев, Собр. соч., т. 9, М., 1962; Книпович Е., «Разгром» и «Молодая гвардия» А. Фадеева, М., 1964; Киселева Л., Творч. искания А. Фадеева, М., 1965; Боборыкин В. Г., Александр Фадеев. Лит. портрет, М., 1968; [Дикушина Н. П.], А. А. Фадеев, в кн.: История рус. сов. лит-ры, т. 3, 2 изд., М., 1968; Озеров В., Александр Фадеев. Творч. путь, 3 изд., М., 1970; его же, Необыкновенные дела «обыкновенных» людей, «Нов. мир», 1971, № 12; Дикушина Н., Александр Александрович Фадеев. (К 70-летию со дня рождения), М., 1971; Рус. сов. писатели-прозаики. Биобиблиографич. указатель, т. 5, М., 1968.

В. М. Озеров.