329

ТАГО́Р, Рабиндранат (Тхакур Робиндронатх; 7.V.1861, Калькутта, — 7.VIII.1941, там же) — инд. писатель, обществ. деятель. Писал на бенг. яз. Род. в семье крупного землевладельца. Обучался в Калькутте, слушал лекции по лит-ре в Лондонском ун-те. Большое влияние на формирование эстетич. вкусов Т. оказала интеллектуальная и артистич. атмосфера в семье, особенно брат Т. — писатель и музыкант Джотириндронатх Тагор и его жена Кадомбори Деби. 25 февр. 1875 в газете «Амрита базар патрика» было опубликовано патриотическое стихотворение Т. «Дар индусской ярмарки». Он начал сотрудничать в журн. «Генанкур» («Ростки знания») (1875—76) и «Бхароти» («Речь»), где в 1877—78 были напечатаны поэма «История поэта», главы неоконч. романа «Сострадание», рассказ «Нищенка». Это были еще незрелые, подражательные произв. В 1878—80 Т. побывал в Англии, где занимался лит-рой и музыкой. Вернувшись на родину, он создал муз. драму «Гений Вальмики» (1881), сочетавшую инд. нац. мелодии и услышанные в Англии ирл. нар. песни; опубл. первые оригинальные поэтич. сб-ки — «Вечерние песни» («Шонддхар шонгит», 1882), пронизанные пантеистич. настроениями, навеянными лирикой П. Б. Шелли и образами др.-инд. лит-ры, «Утренние песни» («Пробхат шонгит», 1883), «Картины и песни» («Чхоби о ган», 1884), «Диезы и бемоли» («Кори о комол», 1886), полные жизнеутверждающих настроений. Стихам созвучна драма «Возмездие природы» («Пракритир протишодх», 1884), осуждающая аскетизм, отвлеченное созерцание. В эти же годы Т., подражая в известной степени Б. Чоттопаддхаю, создает историч. романы «Берег Бибхи» («Боутхакуранир хат», 1883) и

Р. Тагор. Фотография

330

«Раджа-мудрец» («Раджорши», 1885), в к-рых он осуждает тиранию и проповедует ненасильственную борьбу.

В 1884—1911 Т. — секретарь религ.-реформаторского об-ва «Брахмо самадж»; он вступает в споры с представителями неохиндуизма (течение, пытавшееся использовать ортодоксальный индуизм для нац. возрождения); участвует в работе 2-го конгресса партии Индийский национальный конгресс (1886).

В 90-е гг. он создает большинство своих лучших рассказов, поэтич. циклы «Маноши» (1890), «Золотая ладья» («Шонар тори», 1893), «Пестрое» («Читра», 1896), «Сбор урожая» («Чойтали», 1896), «Крупинки» («Коника», 1899), «Мгновение» («Кхоника», 1900; значит. часть стихов вошла также в сб. на англ. яз. «Садовник» — «The gardener»), «Дары» («Нойбеддо», 1901); цикл философ. драм «Раджа и райи» (1889), «Жертвоприношение» («Бишорджон», 1890), «Читрангода» (1892), «Малини» (1895); комедию «Клуб холостяков» («Чирокумарер шобха», 1901). Т. редактирует журн. «Шадхона» («Постижение жизни»), где печатается большинство его худож. произв., статьи на актуальные общественно-политич. и лит. темы.

Взяв на себя управление родовым поместьем Шилайдехо в 1891, Т. знакомится с жизнью крестьян, ремесленников, мелких служащих. Везде он видит нужду, разорение, бесправие. Испытывая острое чувство неудовлетворенности, он ищет пути освобождения родины от колониального гнета, а также от пут ср.-век. традиций. Его внимание привлекают социалистич. идеи. «Я не знаю, осуществим ли социалистический идеал более равномерного распределения благ, но если нет, то воля провидения поистине жестока, а человек — несчастнейшее из творений» (Соч., т. 11, М., 1965, с. 207, «Бенгалия»). В рассказах этого времени Т. запечатлел образ бенгальской деревни. Его герои — простые люди. Ему ненавистно все, что принижает человека, — страсть к наживе, жестокость, слепая приверженность традициям. Он воспевает любовь, преданность, человечность («Расчеты», 1891; «Золотой мираж», 1892; «Искупление», 1894). Т. волновала судьба женщины, более всего страдавшей от кастовых и сословных ограничений. Писатель создает галерею женских образов, как правило, трагических, принадлежащих к различным социальным слоям — от землевладельцев до крестьян («Наказание», 1893; «Умиротворение ревности», 1895). Рассказ «Свет и тени» («Мэгх о роудро», 1894) — обобщенная картина колониальной действительности. С гневом и болью Т. описывает произвол властей, трусость и раболепие бенг. чиновников и запуганность крестьян. На этом мрачном фоне в рассказе контрастно выступают светлые образы — молодой адвокат, борющийся с несправедливостью, и преданно любящая его девушка. Гуманизм, реализм, критич. направленность рассказов Т. определили развитие критич. реализма в бенг. и др. лит-рах Индии.

Поэтич. сб-ки 90-х гг. показывают эволюцию идейно-эстетич. воззрений Т., сложившихся на основе инд. филос. и культурных традиций (упанишады, ранний буддизм, творчество Калидасы, Кабира, Р. Рая, Б. Чоттопаддхая), а также передовых направлений Запада (английские романтики, И. В. Гёте). Сформулированная Т. концепция «джибон-дебота» («божество жизни») восходит к учению упанишад о единстве человека и природы, к идеалам ср.-век. поэтов-виншуитов, утверждавших, что «человек превыше всего». Т. говорил, что свое вдохновение он черпает из «внутреннего я», существующего в единстве с разлитым повсюду «высшим началом», бесконечностью. Идеалистич. концепция Т. гуманистична по своему духу, ибо сущность ее — в приятии жизни, в призыве служить человеку.

В пронизанных тонким лиризмом, исполненных высокого мастерства стихах Т. философ. раздумья сменяются

331

воспеванием природы, любовной лирикой, перемежающейся гражд. мотивами. Поэт зовет бенгальцев пробудиться от спячки, сплотиться в борьбе с тиранией и обратить взоры на всех обездоленных и страдающих. Сб. стихов «Мгновения» проникнут духом бунтарства против мещанской ограниченности и филистерства. В стихах сб-ка «Дары» (1901), написанных в форме сонетов и молитв, переплетаются гражд. и религ.-философ. мотивы («Где мысль бесстрашна и чело гордо поднято, где знание свободно и мир не разбит на узкие перегородки... в этих небесах свободы да пробудится страна моя»).

Напряженная творч. деятельность Т. сочеталась с непосредств. участием в обществ. жизни. В Шантиникетоне (недалеко от Калькутты) Т. открывает школу, где сам ведет преподавание. В первых социально-бытовых романах Т. «Песчинка» («Чокхер бали», 1902) и «Крушение» («Ноукадуби», 1905), в повести «Разрушенное гнездо» («Ношто нир», 1903) с большой психологич. убедительностью показан конфликт между нормами феод. морали и новыми демократич. веяниями, распад старых форм семейной жизни. Идеал Т. — брак по любви.

В 1902 скончалась жена Т., затем последовала смерть дочери, отца и 13-летнего сына. Книга стихов «Памяти» («Шорон», 1903), а также «Паром» («Кхейя», 1906), «Дитя» («Шишу», 1903) несут память тех лет. Но горе не сломило Т. Во время подъема нац.-освободит. движения (обострившегося из-за объявленного в 1905 генерал-губернатором Индии лордом Керзоном раздела Бенгалии) он полностью уходит в обществ. деятельность, становится одним из руководителей движения, выступает на митингах, пишет патриотич. песни. Одна из них, «Моя золотая Бенгалия» («Амар шонар Бангла»), стала нац. гимном Бангладеша. Т. издает обществ.-политич. журн. «Бхандар» («Сокровищница»). Однако когда движение вышло за рамки ненасильств. борьбы, Т. отошел от него, т. к. отвергал насилие. Он обратился к просветит. деятельности. К этому времени относятся многие его произв., в т. ч. роман «Гора» (журнальная публикация, 1907—10), где в качестве главного героя изображен борец за прогресс и свободу. Т. не только призывает к единству всех индийцев независимо от кастовой и религ. принадлежности, но и подводит читателя к мысли о необходимости действенной борьбы за освобождение. Одновременно Т. пишет драму «Возмездие» («Прайошчитто», 1909), предвосхищающую идеи движения несотрудничества с колониальными властями, проводившегося в 20-х гг. 20 в. под руководством М. К. Ганди, сатирич. пьесу «Крепость консерватизма» («Очолаиётон», 1911), а также символич. пьесы «Раджа» (1910) и «Почта» («Дакгхор», 1912).

В 1912—13 Т. посещает Англию и США, выступает с лекциями об инд. культуре и философии, затрагивая вместе с тем злободневные проблемы современности. За книгу стихов «Жертвенные песни» (или «Гитанджали», пер. на англ. яз. самим Т.) ему присуждается Нобелевская премия (1913). Калькуттский ун-т удостаивает Т. степени доктора лит-ры. Имя Т. становится известным во всем мире, в т. ч. в России, где в одном лишь 1914 вышло четыре издания «Жертвенных песен» (или «Гитанджали»), а в 1914—16 — два собр. соч. Т. вновь переживает творч. подъем. В стихотв. цикле «Полет журавлей» («Болака», 1914—16) он выразил свои раздумья над судьбами человечества, навеянные поездкой на Запад и 1-й мировой войной («Прошлое осталось позади, ночь кончалась; преодолевая смерть и горе, забрезжила заря нового века»). В этих стихах ощутим интерес поэта к диалектич. закономерностям развития природы и общества. Одновременно вышли повесть «Четыре жизни» («Чотуронго», 1916), пронизанная пафосом жизнеутверждения, и нашумевший в Индии роман

332

«Дом и мир» («Гхоре-байре», 1915—16), в к-ром показаны слабые стороны нац.-освободит. движения — неспособность его лидеров понять интересы крестьянства, использование движения авантюристич. элементами для разжигания шовинизма и религ.-общинного фанатизма.

В 20-е гг. Т. по-прежнему не принимает непосредств. участия в политич. борьбе. Считая гл. причиной социальных зол невежество нар. масс, Т. основал в Шантиникетоне ун-т. Несмотря на преклонный возраст, он в эти годы побывал в Англии, США, Германии, Франции, Италии, Японии, Китае, Аргентине, в Скандинавии, Чехословакии, Венгрии, Болгарии, а в 1930 — в СССР. Всюду его встречали как истинного представителя Индии. Худож. творчеству Т. уделял в это время меньше внимания, хотя и создал один из лучших лирич. сб. «Восточный напев» («Пуроби», 1925), аллегорич. драмы «Освобожденный поток» («Муктодхара», 1922) и «Красные олеандры» («Роктокороби», 1924), полные раздумий над социальными проблемами современности.

Поездка в Сов. Союз (11—25 сент. 1930), о к-рой Т. рассказывает в «Письмах о России» («Рашияр читхи», 1931), оставила неизгладимое впечатление у писателя, ставшего другом сов. народа. Т. восхищается достижениями страны, особенно в области просвещения, пробуждением нар. масс к сознательной жизни, высоко оценивает миролюбивую политику СССР. Одновременно Т. высказывает нек-рые критич. замечания. «Письма о России» сыграли большую роль в распространении правды о жизни в СССР на родине писателя. Перевод «Писем» на англ. яз. был запрещен колониальными властями и вышел лишь в 1960.

С конца 20-х гг. творч. активность Т. вновь возрастает. Политич. взгляды его становятся более радикальными. Роман «Поэма о конце» («Шешер кобита», 1929), посв. молодежи, рисует «потерянное поколение» Индии, роман «В тенетах жизни» («Джогаджог», 1930) представляет хронику индуистской семьи. Откликаясь на подъем нац.-освободит. движения 1929—34, Т. в романе «Четыре части» («Чар оддхай», 1934) вновь обращается к политич. проблемам, к вопросу о правомерности насилия как средства социальной борьбы. Проза этих лет включает также психологич. повести «Две сестры» (1933), «Цветник» (1934), рассказы. Поэтич. сб-ки «Мохуа» (1929), «Голос леса» («Бонобани», 1931), «Завершение» («Поришеш», 1932), «Снова» («Пуношчо», 1932), «Пестрое» («Бичитрита», 1933), «Последняя октава» («Шеш шопток», 1935) носят неск. созерцательный характер, хотя гражд. лирика постепенно занимает все более заметное место. В последние годы жизни Т. создал поэтич. сб-ки «Листья» («Потропут», 1936), «У края» («Практик», 1938), «Вечерний светильник» («Шенджути», 1938), «Рожденный вновь» («Набоджаток», 1940), «Флейта» («Шанаи», 1940), «Во время болезни» («Рогошодджай», 1940), «Выздоровление» («Арогго», 1941), «В день рождения» («Джонмодине», 1941), «Последние стихи» («Шеш лекха», 1941). Т. положил начало жанру политич. лирики, в к-рой отчетливо звучат антиимпериалистич. и антифаш. мотивы. Стих. «Африка» (1936), «Поклонники Будды» (1938), «Искупление» (1938) полны гнева и скорби, поэт осуждает агрессию Италии, Германии и Японии. В стихах «Мировая симфония» (1941) и «Люди трудятся» (1941) он прославляет тех, кто «сеет и жнет, кто за плугом идет и тащит рыбачьи сети», и призывает поэта грядущего стать «плотью от плоти народа». Статья «Кризис цивилизации» (1941) заканчивается пророческими словами: «Я слышу, как грядет новое человечество». В предсмертном «Рассказе мусульманки» (1941) Т. вновь предупреждает об опасности религ.-общинного фанатизма. Творчество Т. сыграло решающую роль в становлении современного бенг. лит. языка, а также метода критич. реализма. Т. обогатил бенг.

333

поэзию новыми формами и стихотв. размерами, заложил основы жанра рассказа и развил жанр социально-психологич. романа. Он оказал воздействие на все лит-ры Индии. Т. принадлежит неск. тысяч песен в нар. стиле; они славят лучшие человеческие чувства, гармонию и красоту природы. Стих. Т. «Душа народа» («Джанаганамана», 1911) стало нац. гимном Индии.

Значителен вклад Т. и в искусство, к-рым он начал заниматься в 1928. Две тысячи рисунков и картин, выполненных гл. обр. в условной манере, значительно расширяют представление о духовном мире поэта. Несмотря на мрачность нек-рых сюжетов, рисунки и живопись Т. проникнуты жизнелюбием.

Лит-ра о Т. необозрима. Исследования бенг. литературоведов П. Мукхопаддхая, П. Биши, Ш. Бондопаддхая и др. не переведены на европ. языки и потому малодоступны. Из работ, вышедших в Индии на англ. яз., наиболее ценны труды П. Махалонобиса и К. Крипалани. В работах зап.-европ. и амер. исследователей (Э. Томпсон и др.) обычно выделяется идеалистич. характер творчества Т. и остается в тени его связь с нац.-освободит. движением. Многочисл. переводы соч. Т. на рус. яз. вызвали живые отклики еще в предреволюц. годы. Большинство критиков толковало его творчество в духе модных воззрений теософов и поэтов-символистов, но нек-рые авторы уже тогда отмечали жизнелюбие и подлинно нац. характер его произв. После Октябрьской революции интерес к Т. еще более возрос; в 1922—1927 вышло много новых переводов. А. В. Луначарский писал: «...Произведения Тагора, несмотря на присущий им пантеистический мистицизм, так полны красками, тончайшими духовными переживаниями и поистине великодушными идеями, что составляет сейчас одно из сокровищ общечеловеческой культуры» («Красная Нива», 1923, № 1, с. 30). Значит. вклад в изучение творчества Т. внес сов. индолог М. И. Тубянский (1893—1943). Были в эти годы и вульгарно-социологич. оценки, по существу отрицавшие худож. ценность соч. Т. Высказывалось необоснованное мнение, что в его творчестве преобладает мистика и что оно является лишь подражанием зап.-европ. образцам; в 30—40-е гг. соч. Т. на рус. яз. почти не появлялись. С сер. 50-х гг., с ростом культурных связей между СССР и Индией, соч. Т. печатаются на языках народов СССР большими тиражами. В 1961 во всем мире широко отмечалось столетие со дня рождения писателя. В СССР вышла первая на рус. яз. монография о Т., появилось много исследований и публикаций.

Илл. см. на вклейке к стр. 161—162.

Соч.: Робиндророчанаболи, т. 1—27, Калькутта, 1939—65; Очолито шонгрохо, т. 1—2, Калькутта, 1940—41; Читхипотро, т. 1—10, Калькутта, 1942—67; Чхиннопотро, Калькутта, 1912; Гитобитан, т. 1—3, Калькутта, 1941—51; Шорбитан, т. 1—47, Калькутта, 1947—55; Голпогуччхо, т. 1—4, Калькутта, 1957—62; Шончоита, Калькутта, 1932; Sadhana, L., 1913; Nationalism, L., 1917; Personality, L., 1917; Greater India, Madras, 1921; Creative Unity, L., 1922; Talks in China, Calc, 1925; Lectures and addresses, L., 1928; The child, L., 1931; The religion of man, L., 1931; в рус. пер. — соч., кн. 1—7, 10, М., Португалов, 1914—15; Соч., кн. 1—6, М., Совр. проблемы, 1914—16; Соч. кн. 1—7, М., 1923—27 (вступ. ст. М. И. Тубянского); Соч., т. 1—8, М., 1955—1957 (вступ. ст. А. П. Гнатюка-Данильчука); Соч., т. 1—12, М., 1961—65 (вступ. ст. А. П. Гнатюка-Данильчука); Национализм, П., 1922; Личное, П., 1922.

Лит.: Рабиндранат Тагор. К столетию со дня рождения, М., 1961; Р. Тагор — друг Советского Союза. Сб. документов и материалов, М., 1961; Гнатюк-Данильчук А. П., Рабиндранат Тагор. Критико-биографич. очерк, М., 1961; его же, Становление реалистич. метода в творчестве Р. Тагора (рассказы 1891—95), в кн.: Совр. инд. проза, М., 1962; его же, Concept of man in R. Tagore’s works, М., 1967; Бросалина Е., О гуманизме драматургии Р. Тагора, «Уч. зап. ЛГУ. Серия востоковедч. наук», 1962, в. 16, № 306; Рабиндранат Тагор. Биобиблиографич. указатель, сост. Л. А. Стришевская, М., 1961; Бондхопаддхай Чаричондро, Робирошми, т. 1—2, Калькутта, 1938; Чокробортти Оджиткумар, Робиндронатх, Калькутта, 1946; Мукхопаддхай Пробхаткумар, Робиндроджибони, т. 1—4, Калькутта, 1946—57; Биши Промотхонатх, Робиндрокаббо

334

пробахо, т. 1—2, Калькутта, 1957—58; его же, Робиндронатхопробахо, т. 1—2, Калькутта, 1951—53; его же, Робиндронатхер чхотоголпо, Калькутта, 1954; Шен Шукумар, Бангла шахиттер итихаш, т. 3, Робиндронатх Тхакур, Калькутта, 1952; Бошу Буддходеб, Робиндронатх котхашахитто, Калькутта, 1955; Кази Абдул Одуд, Кобигуру Робиндронатх, Калькутта, 1955; Бхотточарджо Джогодиш, Кобиманоши, Калькутта, 1962; Анвар Паша, Робиндро чхотоголпо шомиккха, Дакка, 1963; Dave M. J., La poésie de R. Tagore, Montpellier, 1927; Aronson A., Rabindranath through western eyes, Allahabad, 1943; Sen S., The political thought of Tagore, Calc, 1947; Thompson E., Rabindranath Tagore. Poet and dramatist, L., 1948; Mahalonobis P. C., R. Tagore, «The Visva Bharati Quarterly», 1949, Aug. — Oct.; Rabindranath Tagore. On the edges or time, Delhi, 1958; R. Tagore. 1861—1961. A centenary volume, Delhi, 1961; Radhakrishnan S., The philosophy of R. Tagore, Baroda, 1961; Zbavitel D., Rabindranath Thakur, Praha, 1961; Kripalani K., R. Tagore, L., 1962; Aslan O., Rabindranath Tagore, P., 1969.

А. П. Гнатюк-Данильчук.