67

ПСИХОЛО́ГИЯ ТВО́РЧЕСТВА литературного — научная дисциплина, изучающая психологические особенности творческой переработки писателем впечатлений действительности, психологию личности автора как творца, общие и частные закономерности процесса создания худож. произведения в динамике — от возникновения замысла до полного завершения. Проблематика психологии худож. творчества основывается на общем исходном понимании творчества как созидания новых оригинальных культурных ценностей и дифференцируется в зависимости от различных видов творч. деятельности (см. Литература, в т. ч. раздел Литература и наука, Литература и другие виды искусства). Лит. творчество может быть объектом изучения психологич. науки как таковой, служа, наряду с др. видами психич. деятельности человека, материалом для собственно психологич. исследований. П. т., в отличие от общей психологии, изучает процессы отражения писателем действительности, их воплощение в специфич., художественной форме, используя при этом методологич. принципы не только психологии, но также лит-ведения, эстетики и др. сопредельных дисциплин. Т. о., П. т. развивается на стыке разл. наук, посвящ. изучению творящего субъекта и продуктов его деятельности. Теоретически П. т. позволяет раскрыть нек-рые закономерности творч. процесса, секреты творч. лаборатории; практически — совершенствовать литературный профессионализм и мастерство писателей, помогая им осознавать «стратегию творчества».

В огромной лит-ре, так или иначе связанной с П. т., рассматривались преим. отдельные проблемы: психологич. характеристики личности художника, лит. способностей, отдельных этапов творч. процесса; рассматривались роль и специфика вдохновения, воображения, интуиции, эмоциональной памяти, худож. восприятия и т. д. Однако методология и методика П. т. затрагивались весьма редко. Отд. общие выводы основывались большей частью на свидетельствах самих писателей; при этом ценный материал интерпретировался без достаточного учета принадлежности писателей к различным творч. направлениям и поэтому подвергался нивелировке; трактовка П. т. исследователями обычно основывалась на априорных и гипотетич. теориях.

Хотя П. т. как особая науч. область стала складываться во 2-й пол. 19 в., но к ее фонду следует причислить огромный, накопленный на протяжении истории худож. культуры, объем наблюдений и ценных мыслей о природе творч. процесса, своеобразии личности писателя и свойственных ему особенностях, об условиях возникновения замысла и его развития и т. д. Так, уже в античности наметилась двоякая трактовка природы творчества: у Платона творчество — священное вдохновение и одержимость, ниспосланные свыше и не зависящие от разума и мастерства поэта; по Аристотелю, поэт, изображая действительность, опирается на худож. опыт и следует определ. принципам, осознанному замыслу. Эти два подхода просматриваются в дальнейшей истории взглядов на худож. творчество. Д. Дидро, Г. Э. Лессинг, И. Г. Гердер, а позднее — классики рус. материалистич. эстетики 40—60-х гг. 19 в. были сторонниками объективной детерминированности творч. деятельности художника, зависимости характера его деятельности от времени и социальной среды, проявления в творч. акте определ. поэтич. принципов. Одновременно развивалось направление, для к-рого творчество — непознаваемый акт, мистич. откровение, «эманация божества», интуитивное прозрение и т. д. В нем значит. роль сыграли И. Г. Гаман, В. Г. Ваккенродер, Новалис и др.

Много ценного содержится в трактовках творч. процесса у классиков нем. идеалистич. философии —

68

И. Канта, Ф. Шеллинга и в особенности у Г. Гегеля. Если в истолковании сущности иск-ва Гегель исходит из концепции саморазвития абсолютного духа, то в трактовке творч. процесса он признает обусловленность деятельности художника временем, необходимость для автора аналитич. подхода к «способу функционирования» природной одаренности и критикует взгляд на «бессознательность творчества» (см. Соч., т. 12, М., 1938, с. 271, 29).

До сер. 19 в. разработка проблем П. т. велась в рамках др. дисциплин — философии, эстетики, лит-ведения, искусствознания и т. д. Во 2-й пол. и особенно в конце 19 в. вопросы П. т. становятся частью психологии, как самостоят. науки, и связываются с различными психологич. школами (см., напр., Психологическая школа в литературоведении). Своеобразную популярность приобрели «невропатические» концепции (Ч. Ломброзо и М. Нордау), усматривавшие первоистоки творчества и «гениальности» в болезненных отклонениях, психологич. аномалиях и перерождениях. Позже на Западе (и частично в России) получила распространение теория психоанализа З. Фрейда, а в 20 в. также и К. Юнга. Среди концепций, клонящихся к идеализму, доминировал интуитивизм А. Бергсона, позже — Б. Кроче; их трактовка творчества исключала самую возможность строгого научного исследования.

Во 2-й пол. 19 в. были предприняты также попытки узкофизиологич. истолкования худож. творчества, вскоре, однако, дискредитировавшие себя вульгарным материализмом (пример — кн. Э. Дешанеля «Физиология писателей и артистов» — «Physiologie des écrivains et des artistes», P., 1864, где характер творчества различных художников определялся в зависимости от физиологич. состояний их организма).

В России значит. вклад в развитие П. т. внесли сб-ки «Вопросы теории и психологии творчества» (т. 1—8, 1907—23, ред. Б. А. Лезин, авторы — А. Горнфельд, И. Лапшин, Д. Овсянико-Куликовский, В. Харциев и др.). Однако, как признавал один из авторов — Т. Райнов, осн. принцип его коллег — психологизм, к-рый ссылается на переживание творчества, «...не в силах вырваться из тисков солипсизма на простор объективных и общеобязательных форм духа» («Вопросы теории и психологии творчества», т. 5, Х., 1914, с. XVI).

В сов. науке искания в области П. т. отразились в ряде работ, немногочисленных, но интересных разл. подходами исследователей и вместе с тем объединенных стремлением осознать П. т. как область, осн. на объективных данных. В нек-рых работах 20-х гг. ощущалось влияние идеалистич. методологии, подчас вступавшей в противоречие с конкретными фактами и наблюдениями (напр., кн. С. Грузенберга «Психология творчества», 1923, и «Гений и творчество», 1924). В дальнейшем крепнет материалистич. методология. П. Н. Медведев в кн. «В лаборатории писателя» (1933) стремится рассматривать сущность творч. процесса на основе марксист. гносеологии. Сложным вопросам и, в частности, «бессознательному» в творч. процессе посвящена спорная, но поучит. работа «Сознание и творчество» (1934) В. Полонского. В 60-е гг. на темы П. т. появляется ряд работ разного назначения и уровня (А. Г. Ковалев «Психология литературного творчества», 1960, А. Г. Цейтлин «Труд писателя», 2 изд., 1968, Г. М. Ленобль «Писатель и его работа», 1966, и др.). Их авторы исходили из марксист. понимания творч. процесса на основе отражения объективной реальности, субъективно преломленной в сознании писателя.

Особый раздел в лит-ре по П. т. занимают книги и исследования о «творческой лаборатории» классиков мировой лит-ры и сов. писателей. В нач. 30-х гг. был предпринят опыт проведения анкеты среди писателей

69

на тему «как мы пишем» (см. сб-к: «Как мы пишем», 1930); в ответах М. Горького, Ю. Тынянова, А. Толстого, К. Федина, М. Зощенко и др. содержатся ценные данные о психологии творч. процесса. Самоанализ сов. писателей нашел отражение также в очерках, вошедших в кн. «О писательском труде» (1955), «О труде драматурга» (1957) и др., в статьях под рубрикой «Мастерство писателя», систематически публ. в журн. «Вопросы литературы». Особое место в литературе по П. т. занимают сборники, систематизирующие взгляды писателей на цель и специфику лит. труда («Русские писатели о литературном труде. XVIII—XX вв.», т. 1—4, под ред. Б. С. Мейлаха, 1954—56). Т. о., несмотря на трудности (особенно — вульгарносоциологич. поветрие, а также игнорирование роли психологии вообще и недооценка творч. индивидуальности писателя), сов. ученые продолжали развивать изучение П. т.

К 70-м гг. созрели предпосылки для перехода к новому этапу в исследовании П. т.: не ограничиваясь характеристикой отд. тем П. т. на основе систематизации свидетельств писателей, к чему склонялись прежде даже наиболее обстоят. работы (напр., труд болг. ученого М. Арнаудова «Психология литературного творчества», 1931, рус. пер. 1970), сосредоточить усилия на целостном концепционном исследовании закономерностей творч. деятельности в ее динамике. Стремление найти исходные принципы построения П. т. как науки было осознано еще в 20-е гг. Яркое свидетельство поисков — исследование Л. С. Выготского «Психология искусства» (1925; изд. в 1965, 2 изд. 1968), проникнутое пафосом противопоставления субъективно-идеалистич. П. т. — теории объективной. Предложенный Выготским метод анализа структуры законч. произведения, однако, более существен для анализа литературоведческого, чем для П. т., так как изолирует результат творчества от исследования психологии личности автора как творца, от процессов создания произведения.

На Западе бытует мнение о принципиальной научной непознаваемости творч. процесса, но параллельно широко представлены позитивистские и субъективно-идеалистич. теории П. т. (напр., антология «Психоанализ и литература» — «Psychoanalysis and literature», N. Y., 1964). Ряд крупных ученых (напр., В. Кайзер) вообще ставят под сомнение необходимость изучения творч. акта. Однако интерес к П. т. не ослабевает. Продолжают выходить научные исследования, сборники рассказов писателей о своем труде (напр., трехсерийное издание «Писатели за работой» — «Writers at work», ser. 1—3, N. Y., 1963—67). Но работ, развивающих методы объективного изучения творчества, немного (см., напр., гл. «Творческий процесс» в кн. Р. Л. Джэксона «Поиски Достоевского в области формы» — «Dostoevsky’s quest for form», New-Haven — L., 1966).

Перед сов. исследователями П. т. стоит прежде всего задача переосмысления прежних проблем — вдохновения, воображения, творч. импульсов, интуиции, одаренности и т. д. — на основе новейших достижений философии, психологии, лит-ведения и др. гуманитарных, а также естественных наук. Важнейшее значение приобретает исследование психологии худож. мышления и разл. его типов в связи с различными худож. методами. В отличие от прежнего подхода, при к-ром нивелировались особенности творч. процесса и сам этот процесс рассматривался преим. на основе описания и классификации свидетельств писателей по привычным рубрикам («вдохновение», «замысел», «план» и т. д.), необходимо дифференцировать типы творч. процессов в зависимости от типов худож. мышления, в к-рых могут преобладать рационалистич. или субъективно-экспрессивные или аналитико-синтетич. тенденции. Хотя творч. акт всегда отличается индивидуальным своеобразием, исследование

70

процессов творчества писателей разл. направлений дает основание выдвинуть проблему определ. «стратегии творчества», отличающей самый характер работы над произведением, напр. у представителей классицизма от романтиков или реалистов. Т. о., открывается возможность сравнит. изучения и классификации типов творч. процессов разл. писателей, характерных для разл. направлений и школ, т. к. у этих писателей по-разному проявляются взаимоотношение идей и образных представлений, жизненного опыта и поэтической фантазии, характер ассоциативных связей, взаимоотношения словесно-логич., зрительной и эмоциональной памяти и т. д.

Для изучения П. т. совр. писателей возможна разнообразная методика — анкеты, ретроспективный самоанализ творч. процесса по специальной программе, интервьюирование, изучение творч. автобиографий. В стадии разработки находится вопрос об эксперимент. методах исследования П. т. При этом должны быть учтены поиски в изучении психологии научной деятельности.

Конечно, попытки строить модель творческого процесса писателя по аналогии с моделью деятельности ученого или обратно (см., напр., предисл. к амер. антологии «Творческий процесс» — «Creative process», Berk. — Los Ang., 1952) малопродуктивны. Вместе с тем необходимо освоение принципов эвристики — науки о способах и путях управления творч. процессами — при построении теории П. т. литературного. (Речь может идти о «самоуправлении» писателя своим талантом — на основе освоения историч. опыта и накопления опыта собственного — при создании социально значимых произведений). Степень осознания писателем своих творч. принципов различна и наиболее выражена у писателей реалистич. направления и менее — у писателей «субъективных» направлений. Поскольку перед создателем худож. произведения возникает определ. задача, к-рую предстоит разрешить, определ. проблемная ситуация, следование той или иной системе принципов неизбежно. Даже в муз. творчестве автор, по мнению И. Стравинского, не может ничего создавать, если он не ограничен системой принципов, хотя бы интуитивно содержащейся в его деятельности (см. «Хроника моей жизни», Л., 1963, с. 194). Тем более это относится к лит. творчеству, где отчетливо выражена познавательно-аналитич. тенденция. Стремления писателей осознать принципы творч. процесса воплощены в многообразных лит. формах (напр.: «Как делать стихи?» В. Маяковского, «История „Доктора Фаустуса“. Роман одного романа» Т. Манна, «Подводя итоги» С. Моэма, «Золотая роза» К. Паустовского).

Материал для изучения П. т. — это прежде всего деятельность писателя, зафиксированная всем его наследием, включая законч. произв., черновые рукописи и все подготовит. материалы, его дневники, письма, а также свидетельства современников. Для изучения творч. процесса в его динамике особую ценность представляют рукописи писателя, отражающие разные фазы работ над произведением. В отличие от распространенного в лит-ведении жанра творческой истории, где ставятся цели преим. историко-литературные, исследование по рукописям истории создания произведения с т. з. П. т. преследует теоретич. задачу — понять закономерности худож. мышления писателя, динамики и внутренней концепционности творч. процесса. Для этого необходимо сочетать принципы текстологии с принципами П. т. Наличие в лит. архивах огромного фонда рукописей произведений, отражающих процесс их создания, открывает большие возможности для исследований, раскрывающих авторскую «стратегию», «телеологию» творчества.

71

Заметная веха в определении задач и путей П. т. — Всесоюзный симпозиум по комплексному изучению худож. творчества (Ленинград, 1963), на к-ром была выдвинута программа исследования «творческой лаборатории» средствами разл. областей знания и науки — философии, эстетики, лит-ведения, социологии, психологии, а также естеств. дисциплин (см. Симпозиум по комплексному изучению художественного творчества. Тезисы и аннотации, 1963). Дальнейшее развитие программы было обсуждено на Всесоюзном симпозиуме «Проблемы художественного восприятия» (Ленинград, 1968), где законы восприятия читателем худож. произведения были рассмотрены и в аспекте П. т. Опытом теоретического обоснования нового направления явился сборник статей ученых, писателей, деятелей иск-ва «Содружество наук и тайны творчества» (1968).

На рубеже 60—70-х гг. выдвинут вопрос о возможности перерастания П. т. в синтетическую теорию не только творчества, но и восприятия (поскольку проблема читательского восприятия возникает уже в ходе творч. процесса; с др. стороны, в ходе восприятия происходит его корреляция с авторским замыслом). С целью развития и координации работ в области изучения процессов творчества и восприятия в АН СССР создана постоянная Комиссия комплексного изучения худож. творчества, объединяющая деятелей науки, лит-ры и иск-ва.

Лит. (кроме указ. в ст.): Бобырыкин П., Этюды по психологии творчества, «Вестник Европы», 1885, кн. 5, 6; Полонский Я., О законах творчества, «Рус. вестник», 1892, № 5; Потебня А., Мысль и язык, 5 изд., Х., 1926; его же, Из лекций по теории словесности, 3 изд., Х., 1930; Овсянико-Куликовский Д., Вопросы психологии творчества, СПБ, 1902; Евлахов А., Введение в философию худож. творчества, т. 1—2, Варшава, 1910—1912; т. 3, Ростов-на-Дону, 1917; Горнфельд А., Пути творчества, П., 1922; Лапшин И., Худож. творчество, П., 1922; Бехтерев В., Личность художника в рефлексологич. освещении, в сб.: Арена, П., 1924; Якобсон П., Психология чувств, т. 1—2, 2 изд., М., 1958—61; его же, Худож. восприятие, М., 1965; Кубланов Б., Гносеологич. природа лит-ры и иск-ва, Львов, 1958; Мейлах Б., Худож. мышление Пушкина как творч. процесс, М. — Л., 1962; его же, Талант писателя и процессы творчества, Л., 1969; Худож. восприятие. Сб. ст., Л., 1971.

Рибо Т., Опыт исследования творч. воображения, пер. с франц., СПБ, 1901; Вундт В., Фантазия как основа иск-ва, пер. с нем., СПБ, 1914; Левенфельд Л., О духовной деятельности гениальных людей и великих художников в частности, пер. с нем., СПБ, 1904; Прево Ж., Стендаль. Опыт исследования лит. мастерства и психологии писателя, [пер. с франц.], М. — Л., 1960; Poets at work, [сб. ст.], N. Y., 1948; Arnheim R., Toward a psychology of art, Berk. — Los Ang., 1967; Rudas F., Psychologický rozbor začiatočnej fázy uměleckého tworiveho procesu, в сб.: Psychologica, Roc 12, № 1, Brat., 1961; Koestler A., The act of creation, L., 1964; Lehmann G. K., Phantasie und künstlerische Arbeit, B. — Weimar, 1966; Maritain J., L’intuition créatrice dans l’art et dans la poésie, P., 1966; Erehnzweig A., The hidden order of art. A study in the psychology of artistic imagination, L., 1968.

Библиография: Грузенберг С. О., Психология творчества, Минск, 1923, с. 139—166; Сов. писатели о творч. процессе. Материалы к библиографии, сост. А. Морщихина, в сб.: Вопросы сов. лит-ры, т. 6, М. — Л., 1957.

Б. С. Мейлах.