41

ПРО́ПОВЕДЬ — дидактич. произведение ораторского типа, содержащее этич. требования (обычно с религ. окраской) и понуждающее слушателя к эмоциональному восприятию этих требований. П. первоначально была вызвана к жизни великим духовным движением 9—5 вв. до н. э., прошедшим через культуры Европы и Азии (в Индии — буддизм и джайнизм, в Китае — Конфуций и Лао-цзы, в Израиле — выступления пророков, в Иране — зарождение зороастризма, в Греции — орфики, ионийская философия и пифагореизм), когда автоматизм родового сознания впервые ослабился настолько, что создалась возможность для теоретич. осмысления жизненной позиции человека. Все перечисленные движения создали свой тип П. (ср. речи Исайи в Ветхом завете и Заратуштры в Зенд-Авесте, буддийскую лит-ру, проповеднич. интонации у Гераклита и Эмпедокла). К началу н. э. вербовка «обращенных» приводит греко-рим. философию к методам уличной П. Христианство заимствует технику П. у позднеантич. морализма (Сенека, Эпиктет) и одновременно у вост. религ. пропаганды (преим. иудаистской). К П. близки по своей структуре и функциям раннехрист. эпистолярные тексты (послания апостола Павла, Игнатия Богоносца, Климента и др.). В 4 в. созревает жанр церк. П., окрашенный эллинистич. традицией (характерно, что церк. обиход перенимает термин позднеантич. философии «гомилия», рус. «гомилетика»). Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский — церк. ораторы антич. склада. На грани 4 и 5 вв. греч. церк. красноречие доводит до высшей точки Иоанн Златоуст (ок. 347—407), возродивший на новой основе демосфеновскую патетику; его П. остаются идеальным образцом для Византии, России и др. стран православного круга.

На Западе основы церк. П. закладывают под сильным влиянием Цицерона Амвросий Медиоланский (ок. 337—397) и Августин (в 4 кн. его соч. «О христианском учении» впервые сформулированы теоретич. принципы христ. П.). В течение средневековья П. остается одним из центр. жанров и играет роль эталона по отношению к др. формам: вся ср.-век. религ. лит-ра есть в той или иной мере П. Начиная с Бернара Клервоского (1091—1153) в зап. П. проникают мотивы интимного самоуглубления; эта тенденция нарастает к 13 в., в эпоху Франциска Ассизского (ум. 1226) и Антония Падуанского (ум. 1231). В эпоху Возрождения выступают Бернардин Сиенский с его мягким настроением и любовью к бытовой детали и антипод гуманистов Савонарола (1452—98),

42

напротив соединяющий логич. ясность с апокалиптич. чаяниями немедленного конца мира. Сильные стимулы для развития П. дала Реформация: Лютер провозгласил П. смысловым центром церк. жизни, поставив ее выше литургии. В 17 в. во Франции общий культурный подъем и нужды полемики с гугенотами и вольнодумцами порождают расцвет литературно утонченной П., пользующейся стилистич. возможностями барокко (Ж. Б. Боссюэ, Л. Бурдалу и др.).

Древнерус. лит-ра дала таких мастеров П., как митрополит Иларион, Кирилл Туровский и Серапион Владимирский. В рус. церк. красноречии 18—19 вв. осуществляется синтез допетровских традиций с техникой барочной П. (Феофан Прокопович, Стефан Яворский, Платон Левшин). Высокой стилистич. выдержанности, но одновременно и полного отрыва от жизни рус. П. достигает в творчестве митрополита Филарета (Дроздова, 17—18 вв.). В лит-ре 19 в. предпринято немало попыток «секуляризовать» лексич. и ритмич. строй П., присвоить ее формы для нерелиг. целей. Так, стилистику Н. В. Гоголя с ее специфич. построением периода можно описать как травестию традиций церк. элоквенции; характерно, что сам писатель пытался вернуть формальные приемы П. к их старым функциям (в «высоких» отступлениях и особенно в «Выбранных местах из переписки с друзьями»), что вступало в драматич. противоречие с объективным ходом историко-лит. процесса. В совр. лит-ре интонации П. обычно приобретают более или менее пародийный, «остраненный» характер, даже при самых серьезных намерениях писателя: пример — «Хоры из „Скалы“» и «Убийство в соборе» Т. С. Элиота.

Лит.: Барсов Н. И., История первобытной христ. проповеди, СПБ, 1885; его же, Очерки по истории христ. проповеди, в. 3 — Представители ораторско-практического типа проповеди в IV в. на Востоке, Х., 1895; Norden E., Agnostos theos. Untersuchungen zur Formengeschichte religiöser Rede, Lpz., 1929; Probst F., Lehre und Gebet, Tübingen, 1871.

С. С. Аверинцев.