233

НЕОРОМАНТИ́ЗМ (от греч. νέος — новый и романтизм), «новый романтизм», — условное, неустойчивое наименование ряда эстетич. тенденций, возникших в лит-ре европ. стран в конце 19 — нач. 20 вв. как реакция на натурализм, а также иногда на пессимизм и «безверие» декадентства. Понятие «Н.» не общепринято: к нему прибегают сов. исследователи истории англ., нем. и итал. лит-р, а также ряд заруб. исследователей (напр., Дж. Лаини и Л. Пеш — см. библиографию); оно не применяется в обстоят. исследовании разных эпох романтизма и разных т. з. на него Р. Уэллека (см. кн.: Concepts of criticism, 1963).

Не сложившись в самостоятельное, обособленное течение, Н. в качестве идейных и стилевых тенденций повсюду переплетается и взаимодействует как с реалистическими, так и с декадентскими направлениями. Презирая прозаич. существование обывателя, неоромантики подобно романтикам нач. 19 в. воспевали мужество, подвиг и героику приключений в необычайной, часто экзотич. обстановке. Типичный неоромантич. герой — мужественный или необыкновенный человек, нередко противостоящий об-ву (изгой, отщепенец), подчас отчужденный от народа («сверхчеловек»); его жизнь полна романтики, сопряжена с риском и приключениями. Для неоромантич. произв. характерен острый, напряженный сюжет, существ. элементом к-рого является борьба, опасности, нередко таинственные или сверхъестеств. события.

Наиболее широко, определенно и ярко Н. проявился в Англии, где он противоборствовал как бытописательству и фатальной обусловленности человека «средой» у натуралистов, так и отвлеченно-утонченной созерцательности символистов и эстетов. Англ. Н. чужд символическому формотворчеству, реалистичен по стилю, гранича подчас по детальности описаний с натурализмом (напр., у Р. Киплинга). Н. в Англии больше, чем в др. странах, связан с колониальной тематикой. Он тяготеет, прежде всего, к таким жанрам, как приключенческий (Дж. Конрад, Р. Хаггард, Р. Киплинг), исторический (Р. Л. Стивенсон,

234

А. Конан-Дойл, Г. Р. Хаггард), детективный (Г. К. Честертон), сказочный (Р. Киплинг). В англ. поэзии Н. представлен поэтом-маринистом Дж. Мейсфилдом, возродившим жанр сюжетной поэмы и баллады с увлекат. фабулой, «колониальными» балладами Р. Киплинга. Сов. историки англ. лит-ры, устанавливая у названных писателей общность эстетич. реакции на натурализм и символизм (напр., пафос героич. активности), родство тематики и поэтики, обычно разделяют их по социально-нравств. устремлениям на две группы: собств. «неоромантики», у к-рых героич. личность не порывает с демократизмом и гуманностью (Стивенсон, Конрад, а также Честертон), и те, у кого культ «героики» близок идее ницшевского «сверхчеловека».

Во Франции неоромантика отчетливо проявилась в героич. драмах и жизнеутверждающих стихах Э. Ростана.

В Германии Н. нередко сближался и переплетался с импрессионизмом и символизмом. Поэт-символист С. Георге поэтизировал героев, с «жреческим» высокомерием третировавших толпу и низменный дух совр. об-ва. Г. фон Гофмансталь «уходил» от прозы социального бытия в мир романтич. стилизации и экзотики. Г. Гауптман, начавший как натуралист, создал, начиная с «Ханнеле» (1894), ряд неоромантич. пьес-сказок, пьес-легенд и историч. драм, поэтичных и полных любви к людям. Демократич. характер носила неоромантика в нек-рых драмах В. Газенклевера, но особенно — в творчестве Р. Хух, в романе к-рой «Из триумфальной улицы» (1902) преломилось влияние ранних рассказов М. Горького. В Норвегии нек-рую дань Н. отдали реалисты Г. Ибсен (поздние пьесы) и К. Гамсун («Мистерии»), 1892, «Пан», 1894). В Италии у А. Фогаццаро неоромантич. идеализация католицизма сочетается с бытописательством в духе веризма; Н. проявился в историч. драмах С. Бенелли, в лирике Дж. Пасколи. Тенденции Н. были свойственны «Молодой Польше», как ее демократич. линии (например, С. Выспянскому), так и аристократич.-элитарной (С. Пшибышевскому). В Чехословакии мотивы и настроения Н. выразили отчасти Я. Врхлицкий, искавший свой идеал в героич. образах прошлого (Я. Гус, Я. Жижка), а также Й. Махар, А. Сова и др. В венг. лит-ре Н. присущ Е. Комьяти, Л. Барте, Ф. Мольнару. Неоромантич. характер носит ряд произв. испанца Гарсии Лорки, находившего истинные духовные ценности в героич. прошлом Испании и в жизни людей, чуждых бурж. цивилизации, в частности цыган.

В США из крупных писателей, отдавших дань Н., можно назвать разве А. Бирса и Дж. Лондона, развивавших разные романтич. традиции: первый — жанр «страшного» рассказа, второй — жанр приключенческого романа и рассказа о путешествиях. В России неоромантич. мотивы и образы свойственны стихотворениям К. Д. Бальмонта, З. Н. Гиппиус, С. М. Городецкого. В прозе — нек-рым произв. Л. Н. Андреева, А. М. Ремизова, Д. С. Мережковского. Дооктябрьские критики называли «неоромантическими» ранние произв. М. Горького («Макар Чудра», «Старуха Изергиль»).

Н. был далеко не однороден. К нему принадлежали писатели различных, подчас противоборствующих общественно-политич. устремлений: от сторонников колонизации (Р. Киплинг, А. Конан Дойл) до защитников колониальных народов (Р. Л. Стивенсон, Дж. Конрад), от антидемократов и ницшеанцев (С. Пшибышевский, частично С. Бенелли) до певцов революции (С. Выспянский). Одним неоромантикам свойственны мистицизм, болезненный психологизм, смакование чувственности (Г. фон Гофмансталь, отчасти Гиппиус), что сближает их с декадентским умонастроением, другие — воспевают высокие идеалы и благородные

235

чувства, создают яркие героич. образы (Э. Ростан, С. Бенелли, Я. Врхлицкий, Э. Л. Войнич, Гарсиа Лорка). С др. стороны, если одна часть неоромантиков тяготеет к патетике, к импрессионистич. манере письма (С. Георге, Г. фон Гофмансталь), то другая пишет в реалистич. манере, с вниманием к изображаемому быту (англ. неоромантики, А. Фогаццаро, Дж. Пасколи и др.). Понятие «Н.» иногда неоправданно расширяют, относя его также к символизму в целом и даже к футуризму.

Лит.: Мережковский Д. С., Неоромантизм в драме, «Вестник иностр. лит-ры», 1894, ноябрь; Климентов А., Романтизм и декадентство, О., 1913; Венгеров С. А., Этапы неоромантич. движения, в кн.: Рус. лит-ра XX века, М., 1914; История англ. лит-ры, т. 3, М., 1958; Thomas J., Quelques aspects du romantisme contemporain, P., [1928]; Thomése I. A., Romantik und Neuromantik mit besonderer Berücksichtigung Hugo von Hofmannsthals, Haag, 1923; Baroja P., Los últimos românticos, 2 ed., Mexico, 1947; Laini G., Propaggini romantiche, в его кн.: Il romanticismo europeo, v. 2, Firenze, 1959; Kolbuszewski St., Romantyzm i modernizm, Katowice, 1959; Pesch L., Die romantische Rebellion in der modernen Literatur und Kunst, Münch., 1962.

Г. Е. Бен.