993

«МОСКО́ВСКИЙ ТЕЛЕГРА́Ф» — рус. журнал, изд. в 1825—34 в Москве Н. А. Полевым. «...среди мертвой, вялой, бесцветной, жалкой журналистики того времени, он был изумительным явлением... Каждая книжка его была животрепещущею новостию, и каждая статья в ней была на своем месте, была кстати» — писал о «М. т.» В. Г. Белинский (Полн. собр. соч., т. 9, 1955, с. 687 и 693). В первые годы лит. отдел находился в руках прогрес. писателей во главе с П. А. Вяземским, руководившим лит. критикой. В журнале печатались А. С. Пушкин, В. А. Жуковский, Е. А. Баратынский, В. К. Кюхельбекер, Н. М. Языков, Ф. Н. Глинка и др. «М. т.» резко выступал против нормативной эстетики классицизма и отстаивал под общим, весьма неопределенным названием романтизма право писателя на новые лит. формы, на свое понимание и изображение жизни, продиктованное требованиями современности. Романтич. тенденции определили круг иностр. писателей, чьи переводы печатались в «М. т.», — Э. Т. А. Гофман,

994

П. Мериме, Б. Констан, А. де Виньи, Ф. Купер, Вальтер Скотт и др. В отделе науки помещались статьи, цель к-рых была содействовать прежде всего успехам промышленности и торговли, как основы культурного развития страны. Достижения естеств. наук, пром-сти, особенно отечественной, широко освещались в «М. т.». В статьях по этнографии уделялось внимание окраинам и завоеванным областям, их торгово-промышл. колонизации. Вопросы политич. экономии освещались с бурж. позиций в статьях А. Смита, Сея, Бентама, П. Сисмонди. В своих статьях Полевой подчеркивал значение купеч. сословия и необходимость его просвещения.

«Московский телеграф». Титульный лист журнала. 1830.

«Московский телеграф». Титульный лист журнала. 1830.

Лит. и социальные тенденции «М. т.» настроили против него реакц. журналистику. С нач. 30-х гг. против Полевого ополчается и группа Вяземского — Пушкина. Причиной разрыва с «М. т.» послужила статья о Н. М. Карамзине Полевого («Московский телеграф», 1829, № 12), который, признавая историч. заслуги Карамзина, утверждал что он «уже не может быть образцом ни поэта, ни романиста, ни даже прозаика русского. Период его кончился». Такая оценка возмутила группу Вяземского — Пушкина, показалась ей оскорбляющей «священную для россиян память Н. М. Карамзина» (Пушкин), хотя в своей творч. практике эти писатели ниспровергали карамзинские принципы много решительней Полевого.

В дальнейшем в «М. т.» явственно сказывались, с одной стороны, верноподданнич. настроения, продиктованные тем, что рус. буржуазия искала опоры в абсолютной монархии; с другой — антифеод. тенденции. В худож. отделе печатались произв. представителей «третьего сословия» — А. Ф. Вельтмана, И. И. Лажечникова, Н. Ф. Павлова, Полевого, переводы В. Гюго, О. Бальзака, Э. Сю и др. Близкое участие в критич. отделе принимал К. А. Полевой. Характерно тяготение «М. т.» 30-х гг. к франц. романтизму, насыщенному социальной тематикой и отрицанием феод. мира. В отделе критики пропагандировался романтизм и резко осуждались эпигоны классицизма. В историч. подходе к явлениям лит-ры, в истолковании лит-ры дворянского классицизма и критике его нормативной эстетики Полевой был предшественником Белинского. В отделе науки печатались переводы франц. бурж. историков (Гизо, Мишле и др.). Прогрес. тенденции журнала возбудили подозрения, а затем гонения со стороны пр-ва. Отрицательный отзыв Полевого о казенно-патриотич. и слабой пьесе Н. В. Кукольника «Рука всевышнего отечество спасла», одобренной Николаем I, был поводом к личному распоряжению царя о закрытии журнала.

Лит.: Белинский В. Г., Н. А. Полевой, Полн. собр. соч., т. 9, М., 1955; Сухомлинов М. Н., Н. А. Полевой и его журнал «Моск. телеграф», «Историч. вестник», 1886, № 3; Козмин Н., «Моск. телеграф»: иностр. журналистика и лит-pa, «Изв. ОРЯС АН», 1900, т. 5, кн. 1; Орлов В. Н., Н. А. Полевой и «Моск. телеграф», в кн.: Очерки по истории рус. журналистики и критики, т. 1, Л., 1950; Татаринова Л. Е., Журнал «Московский телеграф» (1825—1834), [М.], 1959; Березина В. Г., Н. А. Полевой в «Моск. телеграфе», «Уч. зап. Ленингр. ун-та», 1954, в. 20.

Д. И. Бернштейн.