596

ДЕРЖА́ВИН, Гаврила Романович [3(14).VII.1743, д. Кармачи или д. Сокура Казанской губ., — 8(20).VII.1816, с. Званка Новгородской губ., похоронен в Петербурге] — рус. поэт. Род. в небогатой дворянской семье, учился в Казанской гимназии (1759—62). В личной судьбе Д. отразились характерные черты периода абсолютизма в царствование Екатерины II. Резкие взлеты и падения, сопровождавшие служебную карьеру Д., осложнялись особенностями его натуры: энергией и пылкостью, независимостью и прямотой, чувством собственного достоинства. С 1762 Д. служил солдатом в гвардейском Преображенском полку, участвовавшем в дворцовом перевороте, приведшем Екатерину II на престол. Произведенный спустя 10 лет в офицеры, Д. вскоре участвовал в подавлении пугачевского восстания. Обойденный наградами, перешел на гражд. службу. Недолго служил в Сенате, где пришел к убеждению, что «нельзя там ему ужиться, где не любят правды». После сочинения «Оды к Фелице» (1782), обращенной к императрице, был обласкан и награжден Екатериной II. Назначенный губернатором олонецким (с 1784) и тамбовским (1785—88), Д. пытался бороться с «крючкотворством», отстаивать справедливость; много сделал для просвещения тамбовского края. Нежелание «ладить» с высшими вельможами заканчивалось смещением с должностей. В качестве кабинет-секретаря Екатерины II (1791—93) Д. не сумел угодить императрице, был отставлен от службы при ней; назначенный сенатором, в резких формах выражал свое «правдолюбие» и нажил много врагов. В 1802—03 был министром юстиции. С 1803 находился в отставке.

Начал печататься в 1773 (в сб. «Старина и новизна»). В ранний период (до 1779) пытался следовать традициям как М. В. Ломоносова («Оды, переведенные и сочиненные при горе Читалагае 1774 г.» и др.), так и А. П. Сумарокова (интимная лирика). Позднее в автобиографич. записке 1805 Д. писал о себе: «Он в выражении и стиле старался подражать г. Ломоносову, но хотев парить, не мог выдерживать постоянно красивым набором слов, свойственного единственно российскому Пиндару великолепия и пышности. А для того, с 1779 г. избрал он совсем другой путь». Во второй период творчества (1779—91) Д. создал свой поэтич. стиль, нашедший наиболее яркое выражение в стихотворениях «Ода на смерть кн. Мещерского» (1779), «Ода к Фелице» (1782, опубл. 1783), «Бог» (1784), «Осень во время осады Очакова» (1788, опубл. 1798), «Видение Мурзы» (1789, опубл. 1791), «Водопад» (1791—94, опубл. 1798) и др. Первая «Ода к Фелице», утвердившая поэтич. славу Д., вызвала восторженные отзывы мн. современников и одновременно резкие нападки лит. консерваторов. В ней, как и в др. одах Д., блестяще отразились нек-рые важные черты, характеризующие царствование Екатерины II: рост рус. государственности, героика воен. побед, нац. патриотизм и власть произвола, фаворитизм, развращенность вельмож, процветание лести и ханжества. Осн. жанр этого периода — торжеств. ода; наряду с прославлением монарха, полководцев, она включала изображение недостойных вельмож, нравов придворного общества, а также интимно-лирич. мотивы. Поэтич. новаторство Д. проявилось в разрушении

597

чистоты классицистич. жанра: он соединил элементы оды и сатиры в одном стихотворении. В оде появился образ и самого поэта — живой, с индивидуализированными переживаниями («Сегодня властвую собою: А завтра прихотям я раб»). Д. гневно осуждал обществ. пороки, обличая даже высокопоставленных лиц («Властителям и судиям», 1780—87, «Вельможа», 1774—94, опубл. 1798). Пушкин в «Послании цензору» так характеризовал его поэзию: «Державин, бич вельмож, при звуке грозной лиры, их горделивые разоблачал кумиры» (Полн. собр. соч., т. 2, 1956, с. 124). В философ. лирике Д. возникала и трагич. антитеза жизни и смерти («Где стол был яств, там гроб стоит» — в «Оде на смерть князя Мещерского»), и острое восприятие величия и одновременно ничтожности человека («Я царь, — я раб, — я червь, — я бог» — в оде «Бог»), и ощущение неустойчивости человеч. судеб («Водопад»). Д. пытался разрешить эти противоречия, обращаясь к религии (ода «Бог» и др.), однако темы религ. сомнения и «успокоенного неверия» проходят через все его творчество.

Сочинения (СПБ, 1831). Титульный лист А. Брюллова.

Сочинения (СПБ, 1831). Титульный лист А. Брюллова.

В третий период (90-е гг.) у Д. преобладает анакреонтич. лирика. В стих. «Философы пьяный и трезвый» (1789, опубл. 1792), «Храповицкому» (1793, опубл. 1808), «К лире» (1794, опубл. 1798), «Похвала сельской жизни» (1798, опубл. 1808) Д. декларирует отказ от торжеств. оды и обращение к интимной лирике, тем самым полемизируя с принципами героич. поэзии, провозглашенными Ломоносовым. Эстетич. воззрения Д. выражены им в трактате «Рассуждение о лирической поэзии или об оде» (1811—1815). Прославление сел. жизни, интимных радостей, мудрой умеренности выражало вместе с тем порицание придворной жизни, праздной роскоши. С нач. 19 в. творчество Д. клонится к упадку, хотя и в эти годы он создает порой великолепные произв. («Снегирь», 1800, опубл. 1805, «Евгению. Жизнь званская», 1807, и др.). Д. стремился разрешить характерную для классицизма коллизию «долга» и «страсти» на основе компромисса, выражением к-рого был принцип «золотой середины». В основе гедонистической проповеди «мудрого» «наслажденья всем тем, природа что дает» («Аристиппова баня», 1811, опубл. 1812) лежало стихийно-материалистич. восприятие мира. В последние годы жизни Д. обратился и к драматургии. Начиная с 1804 он написал ряд трагедий и др. пьес («Добрыня», «Пожарский», «Ирод и Мариамна», «Евпраксия» и др.). С 80-х гг. 18 в. Д. возглавлял лит. кружок, в к-рый входили его друзья-писатели Н. А. Львов, В. В. Капнист, И. И. Хемницер, поддерживавшие поэта и одновременно влиявшие на него. Их объединяли идеи умеренного дворянского просветительства, а в лит. взглядах — освобождение от риторики классицизма, стремление к поэтич. естественности и простоте. С 1811 Д. состоял в лит. об-ве «Беседа любителей русского слова». Здесь он своим авторитетом подкреплял лит. «староверов» и консерваторов, но в то же время благожелательно относился к В. А. Жуковскому и

598

«заметил» юного Пушкина. Для худож. метода Д. характерны конкретность изображения, обилие подчеркнуто личных биографич. мотивов, пластика образов и в то же время типичная для классицизма дидактика и аллегоризм. Поэтич. словарь Д. богат определениями, передающими оттенки цвета, насыщен звукописью. Соединение в пределах одного произв. тематики оды и сатиры привело к сочетанию «высокого» и «низкого» «штиля». Державин внес элементы живой разговорной речи в поэтич. язык. Его творчество подготовило почву для поэзии К. Н. Батюшкова, Пушкина, поэтов-декабристов.

Начало изданию и комментированию державинских текстов было положено самим Д., к-рый выпустил свои соч. в 5 чч., снабдив их иллюстрациями и объяснениями (1808—16, СПБ). Самое полное изд. текстов Д. (в 9 тт.), включавшее, кроме худож. произв., «Записки», «Рассуждение об оде», письма, деловые бумаги и т. п., а также биографию поэта и комментарии, было подготовлено Я. К. Гротом.

Соч.: Сочинения, с объяснит. прим. Я. К. Грота, т. 1—9, СПБ, 1864—83; то же, т. 1—7. СПБ, 1866—68; Стихотворения, ред. и прим. Г. Гуковского, вступ. ст. И. А. Виноградова, Л., 1933; Стихотворения, М., 1935; то же, [Л.], 1947; Стихотворения, М., 1958.

Лит.: Белинский В. Г., Соч. Державина, Полн. собр. соч., т. 6, М., 1955; Грот Я. К., Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историч. документам, т. 1—2, СПБ, 1880—83; Эйхенбаум Б., Державин, в его кн.: Сквозь литературу, Л., 1924; Гуковский Г. А., Лит. наследство Г. Р. Державина, в кн.: Лит. наследство, т. 9—10, М., 1933; его же, Рус. лит-ра XVIII в., М., 1939; Благой Д. Д., Державин, М., 1944; его же, История рус. лит-ры XVIII в., 4 изд., М., 1960; Западов А. В., Державин, М., 1958; его же, Мастерство Державина, М., 1958.

Г. А. Лесскис.