133

ГЕ́РДЕР (Herder), Иоганн Готфрид (25.VIII.1744, Морунген, — 18.XII.1803, Веймар) — нем. философ, литературовед и писатель. Сын школьного учителя. В 1762 поступил на теологич. ф-т Кёнигсберг. ун-та. В 1764—69 жил в Риге, где был пастором. Выдающиеся способности Г. привлекли внимание философов И. Канта и И. Гамана. В 1769 Г. побывал во Франции и познакомился с Д. Дидро и Ж. Ж. Бартелеми. В 1770—71 в Страсбурге сблизился с молодым В. Гёте, на к-рого оказал большое влияние. С 1771 занимал место придворного проповедника в Бюккебурге, с 1776 — в Веймаре.

Г. подверг глубокому переосмыслению теории просветителей. В трудах «Идеи к философии истории человечества» («Ideen zur Philosophie der Geschichte der Menschheit», Tl 1—4, 1784—91, рус. пер. 1829), «Письма о поощрении гуманности» («Briefe zur Beförderung der Humanität», 1794—97) он развивал новые для 18 в. принципы историч. понимания природы и общества. В работах «О новейшей немецкой литературе. Фрагменты» («Über die neuere deutsche Literatur. Fragmente», 1766—1768), «Критические леса» («Kritische Wälder», 1769) Г. выдвинул требование историч. подхода к явлениям лит-ры. Взгляды Г. по вопросам языка тесно связаны с его взглядами на развитие лит-ры. Язык, с т. зр. Г., является носителем нац. своеобразия поэзии. Во второй работе Г. полемизирует с «Лаокооном» Г. Э. Лессинга. Выступая против рационалистич. эстетики, против возведения поэзии прошлого в образец для современности,

134

Г. рассматривает лит. процесс в зависимости от историч. и духовного развития каждого народа. Предвосхищая сравнительно-историч. метод исследования, Г. определяет своеобразие лит. памятников разных народов мира. Отсюда его борьба против подражательности, за оригинальное самобытное творчество. Восприняв идеи Ж. Ж. Руссо, Э. Юнга и И. Гамана, Г. обращается к изучению духовной жизни человека, в споре с Дидро, в работе «О сочинениях Томаса Аббта» («Über Thomas Abbts Schriften», 1768) выдвигает перед лит-рой задачу создания нового героя — страстного, действенного, глубоко индивидуализированного, находящегося в постоянном движении и становлении. Человек воспринимается Г. как воплощение нац. своеобразия. В 70-х гг. в работах «Исследование о происхождении языка» («Abhandlung über der Ursprung der Sprache», 1770, изд. 1772, рус. пер. 1909), «Шекспир» («Shakespeare») и «Отрывок из переписки об Оссиане и песнях древних народов» (опубл. в сб. «О немецком характере и искусстве» — «Von deutscher Art und Kunst. Einige fliegende Blätter», 1773, изд. совм. с В. Гёте) Г. создает теорию нар. поэзии, явившуюся лит. манифестом «Бури и натиска». Работа Г. о Шекспире направлена против драматургии франц. классицизма и в этом отношении продолжает борьбу Лессинга, хотя с иных позиций, за нац.-самобытную драму. В конце 70-х гг. Г. издает сб. «Народные песни» («Volkslieder nebst untermischten Stücken», 1778—79), известный во втором издании под заглавием «Голоса народов в песнях» («Stimmen der Völker in Liedern», изд. 1807). Нар. песня становится для Г. идеалом исторически-правдивого, поэтич. выражения нац. духа народа.

В своем сб. Г. действительно собрал нар. песни всего мира, расположив их тематически, чтобы доказать равенство народов в их поэтич. самовыражении. Большое место в сб. занимают песни борьбы и антифеод. песни. Выразительна песня латыш. крестьян «Жалоба крепостного на тиранов» («Klage über die Tyrannen der Leibeigenen», 1778). В сб. включены произв. Шекспира, Гомера, Гёте как образцы творчества, воплотившего лучшие черты нар. поэзии. В работах «О познании и ощущении человеческой души» («Vom Erkennen und Empfinden der menschlichen Seele», 1778), «О влиянии поэтического искусства на нравы народов в старые и новые времена» («Über die Wirkung der Dichtkunst auf die Sitten der Völker in alten und neuen Zeiten», 1781) и др. Г. вновь обращается к эстетике просветителей. Выдвигая теорию гения, творчество к-рого всегда самобытно, Г., однако, не вполне был согласен с худож. практикой поэтов «Бури и натиска», доводивших нередко его эстетич. выводы до крайностей. Г. требовал обязат. наличия разума в творч. процессе. Воображение, фантазия должны стать «расширенной и глубокой картиной правды». В крупнейшей эстетич. работе «Каллигона» («Kalligone», 1800) Г. подвел итог затянувшейся полемике против формалистич. уклона эстетики И. Канта. Прекрасное — «форма действительного» — таков осн. тезис работы Г., подчеркивавшего приоритет содержания над формой. Полемика Г. с Кантом выходит за пределы эстетики и включает в себя философские и политич. проблемы. Подготовив своим учением об оригинальности, творч. фантазии, гениальности художника движение романтизма, Г. в 90-е гг. выступал против характерной для романтизма идеализации средневековья. В целом концепция Г., как и все движение «Бури и натиска», была новым этапом в истории нем. просветительства.

Худож. творчество Г. (за исключением переводов) не представляет большого интереса. Сб. «Разбросанные листки» («Zerstreute Blätter», 1785—97), стихи 1801—03 носят характер небольших трактатов, иллюстрирующих теоретич. принципы автора. Драмы Г. «Брут» («Brutus»,

135

1774) и «Филоктет» («Philoktetes», 1774), хотя и наполнены тираноборч. пафосом, но отличаются абстрактностью. Драмы «Эон и Эонис» («Aeon und Aeonis», 1801) и «Раскованный Прометей» («Der entfesselte Prometheus», 1802) — обобщение событий франц. бурж. революции 18 в.; отрицание феодализма сочетается в них с проповедью величия человеческого труда. Г. познакомил немцев с поэзией Востока, Др. Греции и совр. стран (сб. «Терпсихора» — «Terpsichore», Bd 1—3, 1795—96). Замечательны выполненные Г. переложения исп. романсов о Сиде («Der Gid», 1803, отд. изд. 1805, рус. пер. В. А. Жуковского, 1831). В России творчество Г. было известно еще при жизни писателя; им увлекались в кружке Н. М. Карамзина, навестившего Г. в 1779 в Веймаре. В сов. литературоведении в связи с разработкой проблем историзма и народности поэзии усиливается интерес к соч. Г.

Значит. интерес представляют работы Г., освещающие проблемы культуры слав. стран. Еще в Риге он ознакомился с историей России. Восхваления Петра I и Екатерины II свидетельствуют не только о просветит. иллюзиях Г., но и об интересе к России в целом. Г. упрекал ученых слав. стран в том, что они не собирают песен своих народов, — «...они дали бы тем самым в руки живую грамматику, наилучший словарь и естественную историю своего народа» (Избр. соч., М. — Л., 1959, с. 69). Знаменательна вера Г. в великое будущее слав. народов и России. Г. стремился обратить внимание слав. народов на их собственную нац. культуру, к-рая «...принесет такие обильные плоды» (там же, с. 325). Именно славяне, считал Г., укажут путь «...погруженной в сон Европе и заставят ее служить тому же духовному началу» (там же, с. 324—25).

В труде «Идеи к философии истории человечества» Г. посвящает спец. главу слав. народам, отмечая трудолюбие славян, их стремление к мирным взаимоотношениям, порицая поработителей, в т. ч. и немецких. Славяне всегда были, подчеркивает Г., «врагами грабежа и разбоя» (там же, с. 267). Мысли Г. привлекли внимание деятелей чешского нац. возрождения. Я. Коллар в поэме «Дочь славы» (1824) посвятил Г. пламенные строки, где именует его «первым защитником славян». Г. приложил немало труда для собирания песен слав. народов. Он перевел морлакские песни, впервые в Европе опубл. лужицкие песни, выступив пропагандистом слав. культуры (в кн.: Семиряга М. И., Лужичане, М. — Л., 1955).

Соч.: Sämtliche Werke, hrsg. von B. Suphan, Bd 1—33, B., 1877—1913; Werke, Bd 1—5, Weimar, 1957; в рус. пер. — Избр. соч., [предисл. В. М. Жирмунского], М. — Л., 1959.

Лит.: Гайм Р., Гердер, его жизнь и сочинения, пер. с нем., т. 1—2, М., 1888; Пыпин А., Гердер, «Вестн. Европы», 1890, № 3—4; Меринг Ф., Иоганн-Готфрид Гердер, в его кн.: Лит.-критич. статьи, т. 1, [М. — Л.], 1934; Горбатов Л., Взгляды И. Г. Гердера на драму и театр, «Уч. зап. Глазовского пед. ин-та», 1958, в. 7, с. 187—95; Гулыга А., Гердер как критик эстетич. теории Канта, «Вопр. философии», 1958, № 9; Рейман П., Осн. течения в нем. лит-ре 1750—1848, М., 1959; История нем. лит-ры, т. 2, М., 1963; Peyer H., Herders Theorie der Lyrik, Wintherthur, 1955; Stolpe H., Die Auffassung des jungen Herder vom Mittelalter, Weimar, 1955; Begenau H., Grundzüge der Ästhetik Herders, Weimar, 1956.

Н. П. Банникова.