1069

ВЫ́МЫСЕЛ ХУДО́ЖЕСТВЕННЫЙ — один из осн. моментов лит.-худож. творчества, состоящий в том, что писатель, исходя из реальной действительности, создает новые, худож. факты. Как утверждал уже Аристотель, поэт говорит «... не о действительно случившемся, но о том, что могло бы случиться, следовательно о возможном по вероятности или по необходимости» («Поэтика», М., 1957, с. 67). Даже в тех произв., к-рые опираются на реальные события, в той или иной степени всегда имеет место В. х., проявляющийся в «изобретении», выдумывании отд. поступков, переживаний, высказываний персонажей; в частности, писатель, используя реальные частные факты, обычно соединяет их в новое «вымышленное» целое.

В. х. в иск-ве представляет собой целеустремленную и напряженную творческую работу, в ходе к-рой писатель осуществляет худож. осмысление жизни. В. х., с одной стороны, играет решающую роль в создании «живых» полнокровных образов, ибо простая пассивная передача реальных фактов дала бы только безжизненный «слепок» с действительности. С др. стороны, создавая факты, к-рые могли бы иметь место по вероятности или необходимости, писатель добивается худож. обобщения, проникая во внутренние, глубинные тенденции жизни.

Реальные факты в той или иной степени случайны. Так, может быть случайной смерть человека, но смерть лит. героя всегда должна закономерно вытекать из замысла писателя. В письме к романистке Минне Каутской Ф. Энгельс указывал, что один из ее персонажей необоснованно «... погибает, упав с горы...» (см. К. Маркс и Ф. Энгельс об искусстве, т. 1, 1957, с. 9). Это означает, что вымысел в данном случае неудачен; всякий человек может погибнуть, упав с горы, но далеко не всякий лит. герой может умереть подобным образом; его смерть должна выразить глубокий и емкий смысл. Создавая факт, к-рый закономерно «мог бы случиться», писатель способен обнажить перед нами «возможности», заложенные в жизни, скрытые тенденции ее развития. Подчас это требует такого В. х., к-рый переходит границы «правдоподобия», порождает фантастич. худож. факты, что в особенности свойственно произв. героич. и сатирич. характера. М. Е. Салтыков-Щедрин подчеркивал, что задача иск-ва — изображать «...не те только поступки, которые человек беспрепятственно совершает, но и те, которые он несомненно совершил бы, если б умел или смел» (Полн. собр. соч., т. 9, 1934, с. 203); иными словами, фантастика в лит-ре призвана вскрывать внутренние «возможности» человеческой жизни.

Итак, В. х. в его разных видах является одним из способов худож. воссоздания и осмысления жизни. В. И. Ленин цитировал выражение Л. Фейербаха: «Искусство не требует признания его произведений за действительность» (Соч., т. 38, с. 62). Это как раз и означает, что худож. произв. есть совокупность вымышленных фактов, т. е. своего рода «новая», созданная писателем образная «действительность» иск-ва. Однако, создавая вымышленные факты, писатель открывает, осознает вполне реальные, объективные особенности и тенденции жизни. Так, например, Дон Кихот или Обломов и их судьбы вымышлены, эти люди реально не существовали, но «донкихотство» и «обломовщина», т. е. своеобразные типы человеч. поведения и сознания, открытые и художественно познанные в данных образах М. Сервантесом и И. А. Гончаровым, вполне объективны.

М. Горький рассматривал В. х. как самую сущность процесса лит. творчества. Он писал, что в человеке развиваются «...две мощные творческие силы: познание и воображение. Познание — это способность наблюдать, сравнивать, изучать явления природы и факты социальной жизни, короче говоря: познание — есть

1070

мышление. Воображение тоже, в сущности своей, мышление о мире, но мышление по преимуществу образами, „художественное“...» («М. Горький о литературе», 1955, с. 311). Это специфич. «мышление» и воплощается в худож. образах, созданных в процессе В. х. (напр., образ Григория Мелехова у М. Шолохова. Левинсона у А. Фадеева, Василия Теркина у А. Твардовского и др.).

Лит.: Аристотель, Об искусстве поэзии, М., 1957; Лессинг Г., Гамбургская драматургия, М. — Л., 1936, ст. XI—XXIV; Щедрин Н. (М. Е. Салтыков), О литературе, М., 1952; М. Горький о литературе. Лит.-критич. статьи, М., 1955, с. 309—336, 467—523, 727—756; Горнфельд А. Г., Как работали Гёте, Шиллер и Гейне, М., 1933; Добин Е., Жизненный материал и художественный сюжет, [2 изд.], Л., 1958.

В. В. Кожинов.