11

14.

У воротъ дѣвка стоитъ,
Лицо бѣлое горитъ;
Сама плачетъ, говоритъ:
На что миленькій сердитъ?
У кроватушки стоитъ,
Стлать постелю не велитъ;
Во зеленый садъ манитъ,
Пойдемъ, Шаша, во садокъ,
Сорвемъ розовый цвѣтокъ;
Мы завяжемъ въ узелокъ,
Во батистовый платокъ;
Ужъ мы выйдемъ на лужокъ,

12

Сядемъ вмѣстѣ подъ кустокъ;
Развернемъ-ка мы платокъ,
Мы развяжемъ узелокъ,
Поглядимъ мы на цвѣтокъ:
Ужъ и что-й-то за цвѣточекъ,
Что за аленькій такой?
Онъ не сохнетъ, онъ не вянетъ.
По мнѣ милый не вспомянетъ....

Я вечоръ свому милому
Русы кудри завила;
Я вила таки, вила,
Приговаривала,
Я наказывала:
Пойдешь, милый, на дѣвичникъ, —
Не залеживайся,
На хорошихъ, на пригожихъ
Не заглядывайся!
Какъ хороши да пригожи —
Все насмѣшливыя;
А косая да дрянная —
Вѣковѣчная твоя,
Вѣковѣчная твоя
Да неразлучная твоя!

Самарская губернія, Ставропольскій уѣздъ. Варенцовъ, стр. 84. Послѣ каждыхъ двухъ стиховъ припѣвъ: Калина, малина, малинушка моя.