315

101

СТАРИНА ПРО СУХМАНА СЫНА СУХМАТЬЕВИЧА

Как во городи было во Киеви
А и как у князя у Владимера да Святослаевича
Зашло соньцё, всё же шло красно ко западу,
Весёлой-от пир у князя шел на ве́сели.
5 Во пиру были бояра-ти, дворяне-ти,
И могучия руськия бога́тыри.
Йшше все на пиру сидели до́сыта наедалисе,
Допья́на они да напивалисе,
Ише все они на почесном всё росхвастались,
10 Уж как умной-от хвастал ро́дным батюшкой,
Как разумной-от хвастал ро́дной матушкой,
Как неразумной-от хвастал молодой женой,
А безумной-от хвастал сидел родно́й сестрой,
А бога́тыри хвастали силой да богатырьскою,
15 А как один бога́тырь сидел неце́м не хвастал-то,
Он поту́пил буйну голову в кирпичной пол.
Тут ходил-то нашо красно Солнышко,
Он по гривины ходил да княженеською,
Он серебреныма подковочками с ножки на ножечку приступывал,
20 Золотыма-ти шпорами набрякивал,
Он на право-то ухо всё прислушивал,
Он жа правым глазом весело поглядывал
На же те столы да всё окольния,
Он на те ли скатерти да бранныя,
25 И за те ли ества саха́рныя,
И за те питьица заморския.
Он князь Владимер Святослаёвич
Он же весёлой он да всё поглядывал,
Ише речь же он всё возго́ворил:
30 «Уж ты ой еси, единородной доброй мо́лодец,

316

И по имени Сухматий сын Сухматьевич,
Ише что же ты, доброй молодец могучой-от,
А и ты могучой наш руськой всё бога́тырь-от,
Ты по имени Сухматей сын Сухматьевич,
35 И сидишь у мня, до́брой мо́лодец, неце́м же ты,
А и ты неце́м же мне, князю Владимеру, не хвастаешь?
То тебе ли, до́бру мо́лодцу могучому руському бога́тырю,
И разве тебе же, до́бру мо́лодцу, похвастать разве не́цем-то?
И тут нече́м же ты мне, князю́ Владимеру,
40 И нече́м же ты мне да всё не хвастаешь?»
И ставал Сухматей сын Сухматьевич
На ре́звы скоро он же ножочки,
Он же кланялсе, бил челом князю всё Владимеру:
«Уж ты ой еси, нашо красно солнышко
45 Ты Владимер-князь да Святослаёвич,
Я похвастаю тебе, да до́брой мо́лодець,
Я Сухматей сын да всё Сухматьевич,
Уж я привезу те лебёдушку же белую
Я на тихих на тих на заводях всё ей,
50 Я на тех-то ей да на Пучай-реки́.
Эта лебёдушка есть она да очунь белая,
Во́чунь белая лебёдушка, есть у ей да два же крылышка,
Перьво крылышко у ей да всё серебрено,
А второ же крылышко в ей золочёноё».
55 Ети слова князю Владимеру очунь полюбилисе:
«Уж ты ой еси, Сухматей сын Сухматьевич,
Ты могучей у нас си́льнёй бога́тырь же,
Привезёшь мне лебедушку белу́ в живых в руках,
Ета лебёдушка у тя бу́дёт да не кровавая,
60 За твою ли я за [у]слугу за великую
Награжу тебя я трема городам же,
Нагружу тебя я золотой казной до́люба».
А и тут ставал Сухматей сын Сухматьевич,
Выходил скоро́ он из тих столов из окольних же,
65 Он же крест-то клал да по-писа́нному,
А поклон он-то вёл по-учёному,
Он пошел скоро́ он да на широкой двор,
Ише брал в руки узду да всё серебренную,
Одевал на своё́го коня богатырьсково,
70 Одевал на себя же он пла́тьё богатырьскоё,
И одевал он на себя латы богатырьския,
И только видели мы до́бра мо́лодца, как на коня же сел,
Только видели до́бра мо́лодца, как курева́ ску́рела,
Курева́ скурила да только столб стоял.
75 Приезжал тогда Сухматей сын Сухматьевич
Ко Пучай он приезжал он к реки́ ко быстрою,
Он там ко тихим же да всё ко заводям,
Где-ка [о]дна плавала да лебедь же белая.
В том же в мести не случилосе,
80 Не случилось ей, не пригодилосе.
Тут роздумалсе бога́тырь Сухматей сын Сухматьёвич,
И что нет ей тут лебёдушки, нет же белою.
Захотелось тогда Сухматью сыну Сухматьевичу

317

Во тихих заводей же ехати,
85 Как искал он ездил лебёдушку же белую,
Он не мог ей не найти негде.
Он поехал прямо он да ко Пучай-реки́,
Как Пучай-река стоит очунь мутна́я же,
Вся она омутиласе.
90 Тут возго́ворила Пучай-река:
«Уж ты ой еси, бога́тырь сын Сухматьевич,
Ты Сухматей сын Сухматьёвич!»
Говорил же тут Сухматей сын Сухматьёвич:
« Уж ты ой еси, Дунай ты, да речка быстрая,
95 Ты пошто ето очу́нь да помутиласе?»
Тут проговорила Сухман-река:
«Уж ты ой еси, бога́тырь Сухматей сын Сухматьёвич,
Как за мной-то речкой-то за быстрою,
Как сила-то стоит да всё тотарьская.
100 Ище днём они мостят мосты-ти всё калиновыя,
Уж и ночью-ту, река, я всё повыбью мосты,
Я из сил всё, река, повыбиласе».
Тут Сухматей-от бога́тырь всё Сухматьевич
Он немного до́брой мо́лодець же думал же,
105 Он же брал в руки плеточку шелко́вую,
Он как за́чал-то стегать своего до́бра ко́ня,
Ише скорый мах переско́цил его добрый конь.
Как поехал Сухматей сын Сухматьёвич,
Он приехал скоро, тут стояла сила тотарьская,
110 Ише сорок тысяць стояло поганых тотаровей,
(Вот сколько!)
Они шли скоро́ ко городу-то Киеву,
Как ко ласкову ко князю ко Владимеру.
Ише божьи церквы они хотели на дым спустить,
И мона́стыри-ти они спасёны розорить же всё,
115 Ише князя-то Владимера сгубить же хотят.
Ише у Сухматья-то сына всё Сухматьевича
При ём сабельки вострой не пригодилосе,
Ише взял он ломал он дубиночку да со сырой земли,
Ише сел он скоро́ да на добра́ коня да богатырьсково,
120 Ише за́чал дубиночкой помахивать,
И на право́ стал, на лево́ их же всё повёртывать,
И перебил-то их-то всих да до единого.
Ише два тотарина поганыя
Убежали они да за рокитов куст,
125 Они налаживали же стрелоцьки калёные
На бога́тыря Сухмана на Сухматьёвича.
И-и попала Сухматью сыну всё Сухматьёвичу
Калена́ стрела да в правой бок ему.
Недосуг же тут Сухману Сухматьевичу
130 Недосуг ему много же розговаривать,
Потекла у его да из ран да кровь кровавая.
Он нарвал листочков всё малиновых,
Он приклал [к] ранам да всё к кровавым же,
Перевязал взял он своим платочиком же беленьким.
135 Тут садилсе богатырь сын Сухматей всё Сухматьёвич

318

На добра́ своё́го коня да богатырьского,
Недосуг ему боле искать-розыскивать
Ишо беленькой ему лебёдушки,
Привести к к(е)нязю Владимеру,
140 Он поехал скоро он да в красён Киёв-град,
Он ко грины-то поехал к княженеською,
Ко крылечушку поехал скоро к княженеському,
Й ко столбичку поехал всё к точёному,
Ко колечушку да к золочёному.
145 Тогда стречал его да князь Владимер же,
Он встречал-то бога́тыря Сухматья сына Сухматьёвича,
Уж он с радости стречал его, с весельица:
«Уж ты здрастуй-здрастуй, Сухматей сын Сухматьёвич,
Ты привез ли мне-ка лебёдушку же белую?
150 Уж как беленьку лебёдушку не кровавую?
Я тогда-то буду добра мо́лодца же жаловать,
Уж я буду тебя тогда миловать
Золотой казной до до́люба!»
Тут возго́ворил бога́тырь Сухматей сын Сухматьевич:
155 «Уж ты ой еси, нашо ты красно солнышко,
Ты великой князь Владимер же Святослаевич,
Не до лебёдушки же мне-ка было́ до белою, —
Как за Непрёй-то речкой быстрою стояла сила неверная,
Как неверная стояла сила, тотарьцкая,
160 Ише сорок тысячей стояло поганых всё тотаровей,
Они же шли поганыя тотарова
Как во славной шли город, к Киеву,
Ише красной Киев-град розорить хотели,
Тебя, князя Владимера, во плен же взять;
165 Перебил я всих же их да до единого».
Тогда не поверил князь Владимер Святослаевич:
«И не может быть, неправды мне-ка сказывашь».
Приказал он засадить Сухмана сына Сухматьёвича
Как во тёмну его во те́мницу,
170 Заключить его в злодейку в заключебную.
Говорил тогда Сухматей-от сын Сухматьёвич:
«Уж ты ой еси, князь же всё ты Владимер Святослаёвич,
Ты не веришь што моим словам же всё же вы,
Ты пошли, пошли-ко моих же брателков двух крестовых же:
175 Во-первы́х пошли старого-седатого,
Как того ли ты Илью-та Мурамца,
Илью Мурамца сына Ивановича,
Во-вторых пошли Добрынюшку Микитича.
Ише пусь они досмо́трят всё, доглядят же они.
180 Не посылай только Алешеньку Поповича,
А Алешенька Попович правды́ не скажот же».
Тут же скоро старой-от седатой-от,
«Уж ты ой еси, старой-седатой Илья Мурамец,
И-и сын же ты всё Иванович,
185 Уж ты съезди-ко далече во чисто́ полё,
Во чисто́ полё съезди во широкоё в раздольицо,
Ише к той же ты реки ко Непр-реки́,
И ты же съезди, съезди-ко.

319

Добрынюшка Микитич млад,
190 Посмотрите вы-ко, доглядите-ко,
Ише правду ли мне сказыват
Сухматей всё Сухматьёвич».
Тут же скоро старой-от седатой-от,
Ише Илья же сын же Мурамец
195 И о́ни скоро́ с Добрынюшкой сбиралисе,
Они брали с собой всё палици буё́вые,
Они брали с собой копьица же востры богатырьские,
И садились скоро на добры́х коней да богатырьских же,
Они сели на добры́х коней да богатырьских же,
200 [О]ни поехали за ету реку за Непр же всё,
Увидали во чисто́м поли силы́ набито же,
Набито силушки поганой счёту-сметы нет,
Они нашли-то дубиночку, котору Сухматей сломал ей да из сыро́й земли.
Ета дубиночка да вся она обломана,
205 И тогда же ета дубиночка же вся изломана,
Она весом-то была да девяноста пудов,
И привозили князю они да ко Владимеру
Показать ему да всё как было же.
Тогда князь Владимер поверил же,
210 Говорил князь Владимер Святослаёвич:
«Уж вы ой еси, послы вы княженеськие,
Вы берите-тко ключи да золотые-ко,
Отмыкайте же вы да тёмны те́мници,
Выпускайте-ко Сухматья сына же Сухматьёвича
215 Из той ли яго же всё же тёмной те́мнице,
Вы ведите его да до́бра мо́лодца,
Как могучого руського ко мне бога́тыря,
Как в мою-ту во грину княженеськую,
Как ко мне, князю, ведите, ко Владимеру.
220 Уж я буду его, до́бра мо́лодца, и жаловать,
Буду жаловать его я, миловать
За его ли всё за услугу за верную,
Уж я золотой казной дарить его до́люба!»
Тут княженеськие послы да не ослышались,
225 Они пошли скоро́ выпускать Сухматья сына Сухматьёвича
Из тёмной-то его да всё из те́мницы.
Выходил тогда Сухматей-от сын Сухматьёвич
И говорил же он тогда да таковы слова:
«На приезди-то у мня гостя́ да не учёстовали,
230 На отъезди-то меня да не учёстуешь».
Тогда выдергивал Сухматей-от сын Сухматьёвич
Из своих-то ран он листочки малиновые,
Тогда потекла у его из ран кровь кровавая.
Тогда возго́ворил Сухматей-от сын Сухматьёвич:
235 «Протеки же тут река, да всё река Сухман же всё
От моей крови горячою».
Протекла тогда Сухман да речка же быстрая.