95

14. Князь Дмитрий и его невеста Домна

Сватался Митрей по три года,
Васильёвиць да три осени;
На цотвёртой год лишь сватьбе быть,
Лишь сватьбе быть, лишь к венцю итти, —
5. Позвонили на цосну на Божу на утреню,
На цосну-ту Божую да воскресенскую.

96

Пошол Митрей-князь да к заутрени,
Васильёвиц ко воскресенскии
По той ли по улици по Соловьиной,
10. По тому ли переулоцку по Домниному.
Бросиласе тут Домнушка по плец в окно́,
Олёксандровна да по подпазушью.
«Не йэтот ли, матушка, Митрей-князь,
Не этот ли, сударыни, Васильёвиц?
15. Насказали, что Митрей-князь хорош-пригож,
А Васильёвица да ёго лучше нет, —
Сутул, горбат да наперёд покляп*,
Оци-ты косыя, ноги-ты кривыя,
Да жолты кудри да заонезьския,
20. Да Митрея рець да корельския!»
Эты реци Митрею во слух пришли,
Васильёвицу да за беду пали,
За беду пали да за велику.
Ворочался Митрей-князь по заутрени,
25. Васильёвиц от воскресенския;
Приходит к сестрицы к родимые:
«Сестриця, сестриця родимая,
Молодая Марья Васильёвна!
Заведи-тко ты, сестриця, свой почестён пир,
30. Не зови-тко не кнезей, не бояров,
Созови-тко одну Домну да Олёксандровну;
Скажи: братця Митрея дома нет,
Васи́льёвица да не слуцилось да во дому:
Ми́трей-братец за охво́тамы,
35. За куницямы ушёл, за лисицями,
За черныма соболямы сибирскима,
Стрелет-палит маленьких утушок;
Он стрелял-палил, да только дым стоит».
Да тыи послы да с двора не сошли,
40. Да други послы к Софьи на двор пришли,
Умельнё зовут да ниско кланеютсе:
«Ты спусти, спусти-тко ты, Софья Меркульицна,
Да пожалуй-ко, Домна да Олёксандровна,
На Марьин девоцен да на поцестён пир;
45. У ей бра́тца Ми́трея до́ма нет,
А-й Васи́льёвиця не случилось во-о́ дому:
Ушёл Ми́трей-бра́тец да за охво́тамы,
За куницямы ушол, за лисицямы,

97

За черныма соболямы сибирскима,
50. Стрелеть-палить маленьких утушок;
Он стрелят-палит, только дым стоит!»
Да ты́и послы с двора да не сошли,
Тут не стук стуцит, не гром гремит, —
Да сама идёт Марья да Васильёвна,
55. Умельно зовёт да ниско кланеетсе:
«Да спусти-тко, спусти, Софья Меркулицна,
Ты пожалуй-ко, Домна да Олёксандровна,
На мой-то на девочей на почестён пир;
У мня братця Митрея дома нет,
60. Васильёвиця да не слуцилось во дому:
Ушёл Митрей-братець за охвотамы,
За куницямы ушёл, за лисицямы,
За черныма соболямы сибирскима,
Стрелеть-палить маленьких утушок;
65. Он стрелят-палит, да только дым стоит!»
Да тут спрого́ворит Софья Меркулицна:
«Уж ты ой еси, дитятко моё родимоё!
Мне ноцесь да во сни ма́ло спало́сь
Да мало спалось да во снях видялось,
70. Бытто все кресты Софья обронила,
Бытто все кресты я Софья со́брала,
Одного креста я не могла найти,
Одного креста да самолутшого!..»
Спроговорит Домна Олёксандровна:
75. «Уж ты ой еси, маменька родимая!
Куда ноць прошла, да туда сон пройдёт!»
Тут белёшенько Домнушка умываласе,
Хорошохонько она снаряжаласе, —
Пошла Домнушка да на почестён пир,
80. Пришла Домнушка да ко крилецику.
А как брал тут Митрей саблю вострую
Да срубил у Домны да буйну го́лову.