229

CXVIII.

В. А. Жуковскому.

——

30-го іюня 1813 г. (Петербургъ).

Тургеневъ провелъ сегодня вечеръ у графа Строганова вмѣстѣ со мною и такъ занемогъ, что писать къ тебѣ, мой добрый Василій Андреевичъ, не въ силахъ, а писать есть о чемъ: слухъ носится, что тебѣ назначена Анна 2-го класса, и Тургеневъ тебя велѣлъ съ ней поздравить; онъ слышалъ отъ служащихъ при военномъ министрѣ о сей государевой милости. Дай обнять тебя, старый мой другъ! Дай раздѣлить съ тобою твою радость, радость, ибо пріятно получить то, что заслужилъ; а ты, нашъ балладникъ, чудесъ надѣлалъ, если не шпагою, то лирой. Ты на полѣ Бородинскомъ pro patria подставилъ одну изъ лучшихъ головъ на сѣверѣ и доброе, прекрасное сердце. Слава Богу! Пули мимо пролетѣли: самъ Фебъ тебя спасъ. Будь же благодаренъ: пиши, и пиши болѣе, но что-нибудь поважнѣе, и менѣе печатай въ Вѣстникѣ: онъ не стоитъ твоихъ стиховъ, и тебѣ пора заняться предметомъ, достойнымъ твоего таланта. Вотъ совѣтъ человѣка, который и тебя, и дружбу твою уважаетъ, и тобой, какъ Русскій и какъ пріятель, гордится.

Еще два слова: сегодня Оленинъ, которому И. И. Дмитріевъ поручалъ нарисовать для Пѣвца виньеты, показывалъ мнѣ сдѣланные имъ рисунки. Они прекрасны, и ты ими будешь доволенъ. Жаль, что изданіе не прежде мѣсяца готово будетъ. На одномъ изъ виньетовъ изображенъ вдали станъ при лунномъ сіяніи и въ облакахъ тѣни Петра, Суворова и Святослава, геніевъ Россіи.

230

Твои куплеты подали идею сего рисунка. Прости, еще разъ прости и не забывай твоего Батюшкова.